Мы в такие шагали дали…



Я не знаю, слушают ли сегодня молодые «Машину времени»…
Я не знаю, слушает ли сегодня эту группу поколение старших…
Но, что характерно, все знают имя лидера этой группы.
Имя музыканта, поэта, художника, телеведущего…
Зовут этого человека – Андрей Макаревич.
Рассказывать об этом человеке нет смысла – я знаю о нем не больше, чем знает интернет.
Но, поскольку Андрею Вадимовичу позавчера стукнуло шестьдесят, я от себя, и от вашего имени поздравляю его с юбилеем. Желаю счастья – все остальное у него есть.
А для вас – подарок от самого Макаревича:
АНДРЕЙ МАКАРЕВИЧ: НОВЫЙ АЛЬБОМ «ХРОНИКА ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ»    
11 декабря, в день 60-летия Андрея Макаревича, на его персональной странице в iTunes будет опубликован новый альбом музыканта «Хроника текущих событий». Затем последует издание на CD и выход на других площадках.
Альбм можно предзаказать уже сегодня вот по этому адресу https://itunes.apple.com/ru/artist/andrej-makarevic/id658212865 — и получить его 11 декабря, а сейчас для скачивания доступна песня «Либо это, либо то».

Тем, кто постарше, название этой работы расшифровывать не надо. Так назывался первый в СССР самиздатовский правозащитный бюллетень, за знакомство с которым читателей увольняли, сажали… про издателей уже и не говорим. Первый издатель  «Хроники», легендарный правозащитник, поэт и журналист Наталья Горбаневская ушла из жизни буквально на днях… Так или иначе, «ХТС» выходила более-менее регулярно с 1968 по 1983 годы, ее материалы дублировались на волнах «Голоса Америки» (именно там это название услышал юный Андрей Макаревич), государство, с которым она боролась, впоследствии рухнуло, и гонители издания отправились следом. Почему Макаревич выбрал такое название для своего альбома – понятно: все его зарисовки последних лет на социальные темы, которые наделали столько шуму на Youtube и набрали миллионы просмотров – все они теперь записаны в студии и включены в «Хронику». С другой стороны, если вы родились уже после всего этого – нет проблем, можете воспринимать название альбома в лоб, и так будет верно. Это действительно хроника текущих событий – а они у любого человека не бывают только политическими. Все мы не только взрываемся в ответ на казенную тупость власти и окружающих – мы влюбляемся, радуемся дружбе, вспоминаем ушедших, размышляем «о жизни вообще», и в альбоме Макаревича всего этого тоже хватает.

Что касается жанра: Макаревич в этот раз возвращается к стилистике пластинки «Песни под гитару» — в том смысле, что это снова песни под гитару. В двух композициях из шестнадцати звучит аккордеон Александра Бакхауса, а в третьей – еще и скрипка Александра Антонова, зато три других (два стихотворения и одна песня) обходятся без музыкального сопровождения вообще. Все песни новые, самой старой стала «Рассмеши меня, Петросян», звучавшая на концертах еще пять лет назад, но ни одна из них еще ни разу не выходила официально. Запись прошла в течение нескольких дней осени в студии «Полифон», саундпродюсером стал старый друг и коллега по «Машине Времени» Александр Кутиков, звукорежиссером – Самвел Оганесян. Выпускает диск звукозаписывающая компания SintezRecords. Альбом уже доступен для предзаказа на iTunes, так что не пропустите возможность услышать его первыми!

А от себя добавлю: «Не стоит прогибаться под изменчивый мир…»

Реклама

Фрегат «ЗВЕНЯЩИЙ»


А знаете ли вы, что в этот день, 147 лет назад стартовала первая гонка яхт через Атлантический океан.

Казалось бы – какое отношение эта дата имеет к библиотеке? Да никакого, конечно…

Но! Помните, недавно я рассказывал вам о Командоре, о писателе Владиславе Крапивине?

Так вот. У него есть одна книжка – не сказка, не фантастика, а самый настоящий учебник. Учебник по морскому и корабельному делу. Называется она «Фрегат «ЗВЕНЯЩИЙ».
Сам автор определил жанр этой книги так – «роман-справочник».

Вот, что он сам об этом пишет:

ОТКУДА ВЗЯЛАСЬ ЭТА КНИГА

В далеком от моря городе Екатеринбурге, который раньше назывался город Свердловск, есть ребячий отряд «Каравелла». Существует он давно — первая запись в его вахтенном журнале сделана в 1961 году. 

Сначала это была небольшая компания мальчишек и девчонок с окраинного квартала, которая собиралась на чердаке и придумывала истории о плаваниях и пиратах. Но с годами она выросла в солидную организацию. 

В «Каравелле» много разных дел — фехтование, съемки звуковых полнометражных фильмов, журналистика, походы и всякие игры. Но, пожалуй, самое главное — паруса.  

Осенью и зимой ребята и инструкторы строят очередную парусную яхту своей конструкции, а летом выходят в плавания по уральским озерам… Капитанам яхт от двенадцати до шестнадцати лет, а в матросы берут и тех, кто младше — даже первоклассников. 

До недавнего времени «Каравеллой» руководил писатель Владислав Петрович Крапивин. Целых тридцать лет. Потому у него лопнуло терпение. Он так и сказал: 

 — У меня лопнуло терпение! Сколько можно тащить эту ношу? В «Каравелле» выросла целая толпа опытных журналистов и яхтенных рулевых, пусть теперь командуют сами. А я буду на покое писать свои книжки, заходить в отряд время от времени и давать руководящие указания. 

На том и порешили. Но покоя у отставного командора не получилось. Как только набор новичков, так сразу: 

 — Владислав Петрович, а кто будет заниматься с ними морским делом? 
 
— Вы! 
 
— А мы… а у вас лучше получается… 
 
Несчастный писатель бросал начатую рукопись и, держась за больную поясницу, снова шел в отряд. И спрашивал: 
 
— Долго так будет продолжаться? 
 
— Пока вы не напишете книжку, где будет рассказано все, о чем вы говорите ребятам на занятиях, — наконец заявили ему молодые руководители «Каравеллы». 

 — Еще чего! Я сказки привык писать, а не учебные пособия! 

 — А вы попробуйте! 
 
— Легко сказать «попробуйте»! Во-первых, я же не профессиональный моряк, а яхтсмен-любитель. А во-вторых… один я это дело не потяну. 

 — А разве вы один? У вас, дорогой командор, два сына, которые прошли полную школу «Каравеллы», строили и водили парусные яхты, командовали экипажами. К тому же, старший, как художник, оформил немало ваших книг. Младший тоже не лишен склонности к творчеству. 

Возразить было нечего, пришлось браться за работу. И вот это книга… 

Сразу надо объяснить: она не учебник, а просто попытка рассказать младшим об устройстве парусного корабля и о кое-каких премудростях морского дела. Например, объяснить, как строго взаимосвязаны на корабле все детали, какая четкая система в их названиях.

 

 
 
А то ведь часто как бывает: берет юный любитель моря книгу о кораблях, видит там схему парусника с цифрами и терминами, читает названия… а почему на данном месте именно фор-марсель, а на другом крюйсель, понять не может. Почему грот-брам -стень-штаг называется так, а не иначе — тоже…  

 

 
 
Конечно, придирчивый читатель-специалист найдет в этой книжке немало неточностей. Во-первых, они от желания обо всем рассказать попроще, чтобы легко было разобраться даже самым маленьким школьникам. Во-вторых, в морской науке есть достаточно разночтений во многих понятиях и терминах. А в-третьих… никто из авторов вообще не может полностью избежать ошибок. Их можно обнаружить даже в «Морском энциклопедичеком справочнике». Так что не судите слишком строго… 

Потом у ребят, заинтересованных морем и кораблями, будет возможность прочитать много серьезных книг, а эта — для начала. 

Чтобы избежать больших неточностей, авторы советовались с опытными специалистами. Самым главным помощником был Евгений Иванович Пинаев — художник— маринист, писатель и моряк, немало плававший на больших парусных судах и обучавший курсантов тонкостям мореходной науки. 
Возможно, кое-кто узнает его в самом взрослом герое этой книжки. 
 …А еще авторам помогали в меру своих сил два кота — Макс и Тяпа, — которые выведены в этой истории под другими именами. 
 
Вот, пожалуй, и все. Кто хочет получить первые сведения, как устроен парусный корабль и как им управляют, берите и читайте. Как говорится, попутного вам ветра…

Фрегат «ЗВЕНЯЩИЙ»


А знаете ли вы, что в этот день, 147 лет назад стартовала первая гонка яхт через Атлантический океан.

Казалось бы – какое отношение эта дата имеет к библиотеке? Да никакого, конечно…

Но! Помните, недавно я рассказывал вам о Командоре, о писателе Владиславе Крапивине?
Так вот. У него есть одна книжка – не сказка, не фантастика, а самый настоящий учебник. Учебник по морскому и корабельному делу. Называется она «Фрегат «ЗВЕНЯЩИЙ».
Сам автор определил жанр этой книги так – «роман-справочник».

Вот, что он сам об этом пишет:

ОТКУДА ВЗЯЛАСЬ ЭТА КНИГА

В далеком от моря городе Екатеринбурге, который раньше назывался город Свердловск, есть ребячий отряд «Каравелла». Существует он давно — первая запись в его вахтенном журнале сделана в 1961 году. 

Сначала это была небольшая компания мальчишек и девчонок с окраинного квартала, которая собиралась на чердаке и придумывала истории о плаваниях и пиратах. Но с годами она выросла в солидную организацию. 
В «Каравелле» много разных дел — фехтование, съемки звуковых полнометражных фильмов, журналистика, походы и всякие игры. Но, пожалуй, самое главное — паруса. 

Осенью и зимой ребята и инструкторы строят очередную парусную яхту своей конструкции, а летом выходят в плавания по уральским озерам… Капитанам яхт от двенадцати до шестнадцати лет, а в матросы берут и тех, кто младше — даже первоклассников. 
До недавнего времени «Каравеллой» руководил писатель Владислав Петрович Крапивин. Целых тридцать лет. Потому у него лопнуло терпение. Он так и сказал: 

— У меня лопнуло терпение! Сколько можно тащить эту ношу? В «Каравелле» выросла целая толпа опытных журналистов и яхтенных рулевых, пусть теперь командуют сами. А я буду на покое писать свои книжки, заходить в отряд время от времени и давать руководящие указания. 

На том и порешили. Но покоя у отставного командора не получилось. Как только набор новичков, так сразу: 
— Владислав Петрович, а кто будет заниматься с ними морским делом? 
— Вы! 
— А мы… а у вас лучше получается… 
Несчастный писатель бросал начатую рукопись и, держась за больную поясницу, снова шел в отряд. И спрашивал: 
— Долго так будет продолжаться? 
— Пока вы не напишете книжку, где будет рассказано все, о чем вы говорите ребятам на занятиях, — наконец заявили ему молодые руководители «Каравеллы». 

— Еще чего! Я сказки привык писать, а не учебные пособия! 
— А вы попробуйте! 
— Легко сказать «попробуйте»! Во-первых, я же не профессиональный моряк, а яхтсмен-любитель. А во-вторых… один я это дело не потяну. 

— А разве вы один? У вас, дорогой командор, два сына, которые прошли полную школу «Каравеллы», строили и водили парусные яхты, командовали экипажами. К тому же, старший, как художник, оформил немало ваших книг. Младший тоже не лишен склонности к творчеству. 

Возразить было нечего, пришлось браться за работу. И вот это книга… 
Сразу надо объяснить: она не учебник, а просто попытка рассказать младшим об устройстве парусного корабля и о кое-каких премудростях морского дела. Например, объяснить, как строго взаимосвязаны на корабле все детали, какая четкая система в их названиях.


А то ведь часто как бывает: берет юный любитель моря книгу о кораблях, видит там схему парусника с цифрами и терминами, читает названия… а почему на данном месте именно фор-марсель, а на другом крюйсель, понять не может. Почему грот-брам -стень-штаг называется так, а не иначе — тоже… 


Конечно, придирчивый читатель-специалист найдет в этой книжке немало неточностей. Во-первых, они от желания обо всем рассказать попроще, чтобы легко было разобраться даже самым маленьким школьникам. Во-вторых, в морской науке есть достаточно разночтений во многих понятиях и терминах. А в-третьих… никто из авторов вообще не может полностью избежать ошибок. Их можно обнаружить даже в «Морском энциклопедичеком справочнике». Так что не судите слишком строго… 

Потом у ребят, заинтересованных морем и кораблями, будет возможность прочитать много серьезных книг, а эта — для начала. 
Чтобы избежать больших неточностей, авторы советовались с опытными специалистами. Самым главным помощником был Евгений Иванович Пинаев — художник— маринист, писатель и моряк, немало плававший на больших парусных судах и обучавший курсантов тонкостям мореходной науки. 
Возможно, кое-кто узнает его в самом взрослом герое этой книжки. 
…А еще авторам помогали в меру своих сил два кота — Макс и Тяпа, — которые выведены в этой истории под другими именами. 
Вот, пожалуй, и все. Кто хочет получить первые сведения, как устроен парусный корабль и как им управляют, берите и читайте. Как говорится, попутного вам ветра…

 

Загадки от Григория Горина


Опубликовав вчера сомнительный, но интересный материал о сходстве Пушкина и Дюма, я вспомнил еще одну историю… Передаю ее вам без сокращений…
Чем  скорее  и  неотвратимей  уходит  от нас  XX  век, тем  сильнее  он
затягивается  паутиной   таинственности   и   ностальгических  воспоминаний,
которые  пока  еще  существуют  на уровне сплетен  и исторических анекдотов,
но  постепенно и неотвратимо  кристаллизуются  в  неоспоримые факты...
     Многочисленная  бульварная   мемуаристика,  раскупаемая   почитателями,
грозит заменить справочную литературу и проверку специалистами.
     Хорошо это или плохо, не берусь оценивать  однозначно. Вранье  поощрять
нехорошо,   но  и  правда,   доказанная  документально,   порою  бывает  так
отталкивающе  пресна,  как  протертая  бессолевая  пища...   Для   организма
вроде  полезно,  но  его,  организм,  почему-то  от такой  правды  тошнит...
А  тошнота ( и это доказано!)  вредна для  организма  не менее какого-нибудь
избыточного холестерина.
     Мы уже  давно поняли, что кроме "исторической" правды, есть правда иная
--   художественная. Например,  уже сто раз научно  доказано, что Сальери не
отравлял Моцарта, но доводы Пушкина  для  большинства  из  нас  убедительней
доводов   дотошных музыковедов...  Потому что  в пьесе Александра Сергеевича
есть   такие  неоспоримые  художественные   подробности  мотивов  поведения,
которые    напрочь    перечеркивают    все  последующие     анализы  химиков
и  записи  патологоанатомов...
     К чему  это  я?  К  тому, что мне  лично  известны  многие исторические
сюжеты ушедшего  времени, которые  неплохо бы,  пока  не  поздно, обсудить и
наполнить подробностями очевидцев и современников.  А вдруг они, эти сюжеты,
вдохновят поэтов и драматургов будущего?
     Я вам  перескажу только то, что слышал сам от людей  старшего возраста.
Людей уважаемых, и если и склонных к преувеличению,  то уж точно не склонных
к вранью.
     Сегодня  эти  люди  уже  что-либо  подтвердить  или доказать не  могут,
поскольку ушли  из  жизни... Я же  мучаюсь сомнениями, и очень надеюсь  на  
активного интерактивного читателя. Вдруг что-то и вы знаете про этот случай?
     Именно   для   этого   редакция  "Газеты.Ru" согласилась  отвести   мне
интерактивную страничку с тремя  вариантами восприятия читателей:

     "Верю!"
     "Не верю!"
     "Знаю, как было на самом деле" (следуют добавления и подробности)

     Итак, господа, завтра ждите первую историю.

История 1-я

Эту историю я слышал  в Ялте примерно в году 1970-м на семинаре молодых
писателей, одним из руководителей которого был  наш прославленный писатель и
знаток литературы В.Б.Шкловский.
     -- А знаете ли,  молодые люди, -- сказал  нам как-то  Виктор Борисович,
-- что убийца Пушкина и Алексей Максимович Горький  встретились? И не просто
встретились,  а  вступили  в  конфликт,  переросший в  дуэль.  Мне  об  этом
поведал сам  Алексей Максимович.  Хотя и  неохотно.  Очевидно, ему  не очень
нравилось вспоминать этот эпизод собственной  биографии.
Так вот, Виктор, говорил мне Горький, -- говорил нам Виктор  Борисович,
наседая  на о!  и как бы показывая  произношение Алексея Максимовича, -- как
вы знаете, убийца Пушкина Жорж Дантес прожил довольно долгую и благополучную
жизнь.  Монархист,  реакционер,  аристократ, барон де Геккерен свою глубокую
старость встретил, окруженный  многочисленной  родней  и  почитателями.  Да,
дорогой!
     Очень большая часть общества (и не только французы!) считала, что  этот
Жорж в конфликте с Пушкиным поступил  достойно,  защищая честь  влюбленной в
него  Натали  и  пытаясь утихомирить неоправданный взрыв ревности обманутого
мужа  (достоверно доказано, что Дантес позже встречался с Натали и ее мужем
Ланским и  благородно вернул Натали все компрометирующие ее письма).  
     Меня же лично, дорогой Виктор  Борисович,  все  это раздражало.  Я  был
молодой  поэт  (хотя считался прозаиком, но стихи писать  любил  более,  чем
прозу), и имя Пушкина, как и его моральный облик, было для меня свято.
     Вдруг, представляете, во время первой своей  недолгой поездки в  Европу
(примерно в 1895-м), в  городке под  Парижем, в ресторане, меня  знакомят с
высоким,  строго  одетым  старичком, почетным  сенатором. Знакомьтесь, мол,
месье барон, это -- популярный русский писатель, Максим Горький! Он так чуть
улыбнулся, и руку мне протягивает. Я говорю: "Извините, господин хороший, но
руку, убившую  величайшего  русского поэта, я пожать не могу!" Я это  тихо
сказал и по-русски. Переводчик мой, Андре, смутился, но  Дантес, видно, и
по-русски кое-что помнил. Он вскочил и зло ответил (по-французски, но мне
перевели): мол, вы -- глупый и невоспитанный молодой человек! А что касается
моей руки, то она не убивала, а защищала честь. И может это сделать в любом
возрасте! Мне тоже, знаете ли, тут вожжа под  хвост, кричу: я хоть и не
дворянин и дуэли ваши считаю барской глупостью, но, как говорится, всегда к
вашим услугам, месье! Мой адрес -- такой-то!
     И ушел в гостиницу ждать секунданта. Ночь не спал. Не то чтоб боялся,
все-таки и в тюрьме сидел, и с босяками в драках ножичками баловался, но
ощущение перед дуэлью, да еще перед такой, оно как бы особое.
Только под самое утро задремал. Проснулся от стука в дверь. Входит мой
переводчик  Андре (он  вообще-то наш, русский Андрей, но офранцузился,
поскольку жил  там долго) и передает послание  от  Дантеса. Мол,  уважаемый
господин  Горький, я не был с Вами знаком, было взбешен и, несмотря на
разность в возрасте и положении, готов был немедленно наказать Вас за
дерзость.  Но  тут  мои  русские  друзья  дали  мне  ознакомиться  с  вашими
сочинениями,  которые привели меня в  истинный восторг. Особенно стихи! Даже
в переводе  они звучат столь чарующе,  что я  заколебался  и  понял, что  не
могу  лишить  русскую поэзию  ее  восходящего  солнца! В  связи  с этим  наш
конфликт прошу считать исчерпанным! Ваш Жорж Дантес.
     Честно скажу, я растерялся.  С одной стороны  звучало как насмешка.
Какое я, к черту, "солнце" рядом с Пушкиным? А с другой --  может, ему мои
стишки и в самом деле очень понравились?! Но что есть тогда комплимент поэту
от убийцы Пушкина?
     Дня два  я  мучился,  потом  решил,   как   поступить:  записку  эту,
хвалебно-позорящую, порвал. И с той  поры -- стихи  писать бросил,  что и
считаю своим вкладом в великую русскую поэзию.

Ваш Игорь Доминич

Гекльберри Финн


1884 год. Первое издание романа Марка ТВЕНА «Приключения Гекльберри Финна» появилось на прилавках Англии и Канады. В феврале следующего года книга будет издана в США.

ТОМ СОЙЕР и ГЕКЛЬБЕРРИ ФИНН – (англ. Tom Sawyer, Hucklberry Finn) – герои романов Марка Твена «Приключения Тома Сойера» (1876) и «Приключения Гекльберри Финна» (1884). Двенадцатилетние мальчишки, жители маленького провинциального американского городка Санкт-Петербург, товарищи по играм и забавам, которые то и дело рождает их неуемная фантазия. 

Т.С. – сирота. Его воспитывает сестра покойной матери, благочестивая тетушка Полли. Мальчишке совершенно неинтересна та жизнь, которая течет вокруг, но он вынужден соблюдать общепринятые правила: ходить в школу, посещать церковную службу по воскресеньям, аккуратно одеваться, хорошо вести себя за столом, рано ложиться спать – хотя то и дело нарушает их, вызывая негодование тетушки. Предприимчивости и изворотливости Тому не занимать. Ну кто еще, получив в наказание задание побелить длиннющий забор, смог бы повернуть дело так, что забор покрасят другие мальчишки, да к тому же оплатив право принять участие в столь увлекательном мероприятии «сокровищами»: кто дохлой крысой, а кто обломком зубной гуделки. Да и получить Библию в награду за превосходное звание ее содержания, на деле не зная ни строчки, тоже далеко не каждый сумеет. А вот Том смог! Разыграть кого-либо, одурачить, придумать что-нибудь необычное – это стихия Тома. Много читая, он стремится и собственную жизнь сделать такой же яркой, как та, в которой действуют герои романов. Он пускается в «любовные приключения», устраивает игры в индейцев, пиратов, разбойников. В какие только ситуации ни попадает Том благодаря своей бьющей ключом энергии: то ночью на кладбище становится свидетелем убийства, то присутствует на собственных похоронах. 
Иногда Том и в жизни способен на почти героически поступки. Например, когда принимает на себя вину Бекки Тэчер – девочки, за которой неловко пытается ухаживать, – и выдерживает порку учителя. Он обаятельный парень, этот Том Сойер, но он дитя своего времени, своего города, привыкший вести двойную жизнь. Когда надо, он вполне способен принять образ мальчика из приличной семьи, понимая, что так поступают все. 
 
Совсем иначе дело обстоит с ближайшим другом Тома, Геком Финном. Он сын местного пьяницы, которому нет никакого дела до ребенка. Гека никто не заставляет ходить в школу. Он полностью предоставлен сам себе. Мальчишке чуждо притворство, а все условности цивилизованной жизни просто невыносимы. Для Гека главное – быть свободным, всегда и во всем. «Ему не надо было ни мыться, ни надевать чистое платье, а ругаться он умел удивительно. Словом, у него было все, что делает жизнь прекрасной», – заключает писатель. Гека бесспорно привлекают занимательные игры, выдумываемые Томом, но дороже всего Геку личная свобода и независимость. Утратив их, он чувствует себя не в своей тарелке, и именно ради того, чтобы вновь обрести их, Гек во втором романе уже один предпринимает опасное путешествие, навсегда покидая родной город. 
В благодарность за спасение от мести индейца Джо вдова Дуглас взяла Гека на воспитание. Слуги вдовы умывали его, причесывали гребнем и щеткой, каждую ночь укладывали его на отвратительно чистые простыни. Ему приходилось есть при помощи ножа и вилки и посещать церковь. Несчастный Гек выдержал лишь три недели и исчез. Его искали, но без помощи Тома вряд ли смогли бы найти. Тому удается перехитрить простодушного Гека и вернуть его на какое-то время к вдове. Тогда Гек мистифицирует собственную гибель. Сам же садится в челнок и плывет по течению. 
Во время путешествия Гек тоже переживает немало приключений, проявляет находчивость и смекалку, но уже не от скуки и желания поразвлечься, как раньше, а в силу жизненной необходимости, прежде всего ради спасения беглого негра Джима. Именно способность Гека думать о других делает его образ особенно привлекательным. Наверное, поэтому сам Марк Твен видел в нем героя XX века, когда, с точки зрения писателя, уже не будет расовых предрассудков, нищеты и несправедливости.