Удивительное искусство — Фризлайт


Фризлайт — это искусство «застывшего света». Есть и другие названия, светография или светопись, но все эти названия сводятся к одному — рисование светом. Научится фризлайту несложно, для этого нужно всего три составляющих: фотоаппарат, источник света и фантазия автора. Застывший свет фиксируют камерой на ручной выдержке, обычно от 10 до 60 секунд (все зависит от яркости источника света и общей освещенности).

Радужные круги и фейерверк искр создают при помощи стальной ваты. В детстве каждый из нас хотя бы раз это проделывал. Работает это так: берется стальная вата, обматывается вокруг подходящего предмета и поджигается. Вся конструкция раскручивается на веревке.

Фотограф Сэм Скоулз (Sam Scholes) используя технологию фризлайт, сделал серию снимков под общим названием «Огонь и лед». Для этого он специально объездил все ледяные замки в США. Находятся они в разных городах: Линкольн, Брекенридже (штат Колорадо) и Мидуэй (штат Юта).
Идея строить ледяные замки принадлежит основателю компании «Ice Castles» Бренту Кристенсену. Постепенно технология совершенствовалась, и сегодня все желающие могут посетить настоящий (в натуральную величину) ледяной замок.



Реклама

Удивительные фотографии со всего света


Наш прекрасный и удивительный мир в красочных фотографиях. Некоторые фотографии способны поразить до глубины души…

Приятного просмотра!

Океанский прибой
Закат над Бруклинским мостом, Нью-Йорк
Заброшенная узкоколейная железная дорога
Гора Таранаки в Новой Зеландии
Аэропорт Ганновера
Геотермальный источник в Йеллоустонском парке
Местечко Vernazza, Италия
Замок в Хорватии
Девяносто километровый пляж, штат Виктория, Австралия
Северное сияние над кораблем в Норвегии
Дом у воды
Городок Альбштад в тумане, Германия
Красивая осень
Девушка с орлом
Один из рано вылупившихся птенцов лебедя купается в воде садка в деревне Эбботсбери, Англия
Самый длинный мост Европы: Васко да Гама
Самый большой паук в мире
Огромная змея из фонарей на улицах Сингапура
Норвегия
След от стратегического бомбардировщика Ту–95МС
Летучая мышь
Остров Маргарита, Венесуэла
Приближение весны, Мисаки, Япония
Аэропорт, Пекин
Извержение вулкана Этна, Италия
Пандан
Восход Луны
Дорожка виниловой пластинки, увеличение в 1000 раз
Борьба весны с зимой
Альпы, Швейцария
Атолл Ahe, Французская Полинезия
Остров Senja, Норвегия
Бассейн с солью в пустыне Солар де Юни, Боливия
Водопад Mitchell , Австралия
Ледниковый водопад, Шпицберген
Черный айсберг, Аляска

Маленькие мечты мышонка на полотнах Ольги Песковой


Ольга Песковая молодой художник , она только начинает свой путь в мир творчества, в мир искусства. Как и любой другой творческий человек, она ищет себя, пробуя разные стили, интересуясь творчеством признанных мастеров кисти. Совсем недавно прошла ее первая персональная выставка в родном городе Вилейка Республика Беларусь. У неё есть удивительная, смешная и проникновенная серия «Мышата».

 

 

Один маленький мышонок жил своей обыденной простой жизнью. Днем он выбегал из своего домик, чтобы найти себе еды, ночью ложился пасть в свою уютную постель. И вот, когда темная ночь покрывала землю своим покрывалом, а луна, словно маяк, освещала незримую дорогу наступало время для мечты. В мечтах он представлялся себе совершенно другим непохожим на всех остальных, единственным и уникальным своем роде. Мышонку представлялся красочный фантастический мир, где нет страха, боли, где нет простых правил, по которым живет все вокруг, и можно делать все что пожелаешь. Если он захочет, луна может на мгновение превратится в твой собственный фонарик, а в небе начнут порхать удивительной красоты бабочки, которых реальности просто нет, но там в том мире они существуют и радуют глаза переливом красок своих тоненьких крылышек. 
 
  
Сначала ты пугаешься, а затем приходит детский восторг. Но мечта не возникает просто так и она не одна их много, они словно живые рождаются, растут и умирают , бесследно на их месте появляются новые и это закон. Они словно кинофильм и только для одного зрителя — мышонка. И вот постепенно таинственные бабочки и цветы меняются на простой ночной пейзаж обыденной жизни. Но вся прелесть мечты заключалась в том что, если в повседневной жизни маленький мышонок старался все делать быстро, чтобы не попасть в лапы хищникам и не быть убитым мышеловкой, то тут, то там расставленной человеком и только в своих красочных мечтах он мог кататься на небесных качелях, любоваться месяцем и даже дотронутся до звезды. 
 
 
  
А еще маленький серенький мышонок мечтал о любви. И только в своих мечтах он мог представлять себя на свидании и ощутить трепетные чувства ожидания своей второй половинки. 
 
  
И что самое удивительное он мог быть великим и знаменитым композитором.
 
  
Он представлял себя играющим на фортепьяно божественную музыку, ее звучание было громким насыщенным, но постепенна музыка звучала все тише уходила вдаль и мышонком овладевал сон.

Маленькие мечты мышонка на полотнах Ольги Песковой


Ольга Песковая молодой художник , она только начинает свой путь в мир творчества, в мир искусства. Как и любой другой творческий человек, она ищет себя, пробуя разные стили, интересуясь творчеством признанных мастеров кисти. Совсем недавно прошла ее первая персональная выставка в родном городе Вилейка Республика Беларусь. У неё есть удивительная, смешная и проникновенная серия «Мышата».

Один маленький мышонок жил своей обыденной простой жизнью. Днем он выбегал из своего домик, чтобы найти себе еды, ночью ложился пасть в свою уютную постель. И вот, когда темная ночь покрывала землю своим покрывалом, а луна, словно маяк, освещала незримую дорогу наступало время для мечты. В мечтах он представлялся себе совершенно другим непохожим на всех остальных, единственным и уникальным своем роде. Мышонку представлялся красочный фантастический мир, где нет страха, боли, где нет простых правил, по которым живет все вокруг, и можно делать все что пожелаешь. Если он захочет, луна может на мгновение превратится в твой собственный фонарик, а в небе начнут порхать удивительной красоты бабочки, которых реальности просто нет, но там в том мире они существуют и радуют глаза переливом красок своих тоненьких крылышек. 
Сначала ты пугаешься, а затем приходит детский восторг. Но мечта не возникает просто так и она не одна их много, они словно живые рождаются, растут и умирают , бесследно на их месте появляются новые и это закон. Они словно кинофильм и только для одного зрителя — мышонка. И вот постепенно таинственные бабочки и цветы меняются на простой ночной пейзаж обыденной жизни. Но вся прелесть мечты заключалась в том что, если в повседневной жизни маленький мышонок старался все делать быстро, чтобы не попасть в лапы хищникам и не быть убитым мышеловкой, то тут, то там расставленной человеком и только в своих красочных мечтах он мог кататься на небесных качелях, любоваться месяцем и даже дотронутся до звезды. 
А еще маленький серенький мышонок мечтал о любви. И только в своих мечтах он мог представлять себя на свидании и ощутить трепетные чувства ожидания своей второй половинки. 
И что самое удивительное он мог быть великим и знаменитым композитором.
Он представлял себя играющим на фортепьяно божественную музыку, ее звучание было громким насыщенным, но постепенна музыка звучала все тише уходила вдаль и мышонком овладевал сон.

Музыкальное училище Е. и М. Гнесиных


Путь училища им. Гнесиных – это славная история русского музыкального искусства. История Училища начинается с зимнего февральского дня 1895 года, когда на маленьком деревянном доме в Гагаринском переулке появилась вывеска: «Музыкальное училище Е. и М. Гнесиных». В этот же день произошло зачисление первой ученицы. В 1901 г. состоялся первый выпуск. К 1905 году состоялось 4 выпуска: училище закончили 16 человек. У школы имени Гнесиных высокая репутация, привлекающая учеников не только из других городов России, но и из-за границы, из таких стран, как Япония и Корея.

Все музыканты, окончившие училище, с благодарностью вспоминают тех, кто был «велик сердцем», кто через всю жизнь пронес неугасимую любовь к музыке и постоянно думал о процветании музыкального образования в России. Этими удивительными людьми, начавшими великое и новое дело, были сестры Гнесины.

Центр Москвы, улица Поварская. На излучине Калининского проспекта и Поварской стоит церквушка Симеона Столпника. Улица – с причудливыми по архитектуре стиля модерн зданиями посольств, строгим классическим особняком Шереметевых, где А.С. Пушкин в 1828 году читал свою поэму «Полтава», и обычными зданиями, некоторые из которых известны тем, что в них когда-то бывали или жили И.А. Бунин, Ю.К. Балтрушайтис. Одним из немногих многоэтажных современных зданий, возвышающихся над всей Поварской, и является здание Училища им. Гнесиных. Хранительницей Училища является Фигура Музы, радующаяся тому, что музыка звучит здесь всегда, лишь ненадолго замолкая в поздние вечерние и ночные часы. 

Здание Училища было построено в 1974 году. 
Во главе большой семьи Гнесиных, где было 12 детей (остались в живых 5 сестер и 4 брата), стояли Фабиан Осипович, человек образованный, горячо любящий музыку, и Белла Исаевна, яркая певица, ученица С. Монюшко. 
Старшие сестры Гнесины начали свое музыкальное образование в Ростове-на-Дону, а затем поступили в Московскую консерваторию, которую закончили по классу фортепиано в 1889 году (Евгения) и в 1893 году (Елена). 
В годы учения в консерватории сестры Гнесины общались с талантливейшими музыкантами: С. Рахманиновым, А. Скрябиным, Ф. Бузони, В. Сафоновым. В то время и по окончании консерватории сестры были организаторами музыкальных собраний, где звучала камерная музыка, обсуждались новые литературные и музыкальные произведения. Участниками их были А. Гречанинов и Вас. Калинников, Э. Розенов и И. Протопопов, Н. Метнер и А. Гольденвейзер. Все члены семьи Гнесиных славились необычайным гостеприимством, и в небольшой деревянный дом на Арбате, где тогда жило семейство, с радостью приходила молодежь. Когда на артистические вечеринки собирались музыканты, Елена Фабиановна готовила прекрасные глинтвейны и пироги. 
Однажды Елена Фабиановна приготовила в подарок С.В. Рахманинову, который был участником собраний в доме Гнесиных, подушку, где гладью вышила три ноты: ми, фа, соль – ее музыкальный автограф. Ответом стало музыкальное посвящение (три такта) С. Рахманинова, написанное на три ноты. Гнесины были частыми гостями в доме А. Скрябина, на письменном столе которого стояла лампа с игрушечной бумажной змеей вокруг абажура – подарок Елены Фабиановны. 
Профессиональные интересы сестер (вслед за старшими в консерваторию вскоре поступили и младшие – Мария и Елизавета) определились еще в консерваторские годы. Ими стали проблемы музыкальной педагогики и музыкального образования. Эта область музыкального искусства не получила во второй половине ХIХ века должного развития, несмотря на то, что в 60-е – 80-е годы в России уже были открыты две консерватории, находившиеся в ведении РМО, около десяти школ и музыкальных классов, несколько училищ (1893 год – в Киеве и Харькове, 1897 год – Одесса). Силами передовых музыкантов России открывались народные университеты, филармонические общества, частные учебные заведения. 
Идею открытия музыкального училища поддержал учитель Евгении и Елены Гнесиных В. Сафонов – директор Московской консерватории, замечательный пианист, чей педагогический дар вдохновлял многих его учеников на занятия педагогикой. Пророческими оказались и слова профессора консерватории, талантливого музыкального критика, друга Н. Рубинштейна и П. Чайковского, Н. Кашкина: «Смело беритесь за дело и организовывайте школу, это очень подходит вашей дружной семье, имеющей такое исключительно удачное сочетание музыкально всесторонне образованных и одаренных личностей. Сперва у вас будет 30 учеников, потом 60, а затем – 100!». Сколько же сейчас учеников Гнесиных, гнесинцев, работающих по всему миру, продолжающих то великое дело, которое начали одаренные, горящие энтузиазмом молодые девушки-сестры! 
Зачисление первой ученицы произошло 2/15 февраля. Принимали в училище и детей, и взрослых, многих учеников учили бесплатно. Первые ученики, среди которых были дети Скрябина, обучались у Елены, Евгении и Марии Гнесиных. Это были единственные преподаватели училища. Но с 1900 года, когда учеников стало больше, училище переехало на Собачью площадку, в дом № 5. В состав преподавателей вошли выпускники консерватории – Р.М. Глиэр, четвертая сестра Гнесиных – Елизавета, младшая сестра Ольга, ученица Елены Фабиановны, позднее – виолончелист М. Букиник (1905). 
Старейшими отделами училища были отделы фортепиано и струнных инструментов. Первый выпуск фортепианного отдела состоялся в 1901 году, когда среди двух выпускников была Ольга, младшая сестра Гнесиных. Во главе струнного отдела, созданного в 1901 году (тогда это был только класс скрипки), стояла Елизавета Гнесина. 
Сложился учебный план училища, включающий не только занятия на инструменте (фортепиано, скрипка, виолончель), но и такие предметы как гармония и энциклопедия (Р. Глиэр), сольфеджио (Елизавета Фабиановна), элементарная теория (Евгения Фабиановна). Необычайно важным средством музыкального воспитания Гнесины считали пение в хоре и участие в камерном ансамбле. В процессе педагогической работы преподаватели училища вырабатывали собственную методику обучения, сочиняли педагогический репертуар. Так возник класс методики преподавания игры на фортепиано, который был организован Еленой Фабиановной. Она сама сочиняла пьесы, этюды. Хоровой педагогический репертуар помогали создавать А. Гречанинов и Р. Глиэр. Первые педагогические опыты постепенно сложилисья в систему русской «гнесинской» музыкальной педагогики, которая и поныне определяет работу всех гнесинских заведений. 
К 1905 году состоялось 4 выпуска: училище закончили 16 человек. Число учеников росло, как росла известность Гнесинского дома. Необычайной активностью отличалась учебная и творческая жизнь училища. Ежегодные отчетные концерты (с 1905 года они проходили в Малом зале консерватории и в зале Синодального училища) привлекали любителей музыки и известных московских музыкантов, развивались классы фортепианного ансамбля под руководством Р. Глиэра и Г. Конюса, где игра в четыре и восемь рук позволяла изучать симфоническую музыку. Требовательность и высочайший профессионализм в обучении совмещались с удивительной атмосферой доброты и сердечности, взаимопонимания преподавателей и учеников. 
Многие современники, такие как К. Игумнов, А. Гольденвейзер, Л. Сабанеев называли училище Гнесиных маленькой консерваторией, музыкальной семьей. Все они считали, что музыкальные знания закладывались в училище столь основательно, что в консерватории их останется только немного отшлифовать. Выпускников училища с радостью принимали к себе в класс многие профессоры консерватории. Готовя высокопрофессиональные музыкальные кадры, преподаватели и ученики училища постоянно вели активную просветительскую деятельность, которая не только не ослабла, а, наоборот, усилилась в тяжелые для России 20-е годы. Ни холод, ни голод не смогли затушить творческого огня, постоянно горевшего в доме Гнесиных. 
В начале 1919 года стали закрываться многие частные учебные заведения. Гнесины, благодаря поддержке А.В. Луначарского, смогли сохранить училище. Луначарский был большим другом Е.Ф. Гнесиной. С ним она познакомилась еще до революции в имении (Полотняный завод) Д.Д. Гончарова – внука брата жены Пушкина. Луначарский в период 1918-1921 годы издал ряд распоряжений, которые помогли освободить школу и личное имущество Гнесиных от реквизиции, сохранить их дом на Собачьей площадке и национализировать училище. По решению Наркомпроса в июле 1919 года училище стало государственным и получило название: «Вторая московская государственная музыкальная школа». Главой школы была назначена Елена Фабиановна, вместе с Евгенией Фабиановной она продолжала возглавлять школу и как художественный руководитель. 
Школа росла, шли поиски дальнейшего совершенствования педагогического процесса, эксперименты подсказывала сама жизнь. Так, в 1919 году, в связи с необходимостью подготовки вокальных исполнителей, которые нужны были для новых слоев слушателей, в школе открылся вокальный отдел, а в качестве преподавателей пришли солисты Большого театра М. Цыбущенко и В. Садовников – не только певец, но и дирижер, композитор, ученик С. Танеева и Р. Глиэра. Энтузиазм Гнесиных, плодотворная работа школы радовали Наркома просвещения А.В. Луначарского. Он постоянно помогал школе в сложные годы гражданской войны. Гнесины привлекались к деятельности Союза музыкантов-педагогов, имея к тому времени огромный педагогический опыт, работали в комиссии по разработке Положения о специальных музыкальных школах. Именно тогда родилась идея создания двух ступеней: младшей, которая ставила своей задачей приобщение к музыкальному искусству, и старшей, готовящей специалистов-профессионалов, артистов-исполнителей, деятелей музыкальной педагогики и культуры. Позднее эта старшая ступень школы была преобразована в музыкальный техникум. Когда со временем открылся институт, возникла трехступенчатость непрерывного музыкального образования: школа – техникум – вуз, которая действует по сегодняшний день. 
В конце 1920 года, когда «Вторая московская государственная школа» праздновала свое 25-летие, и ей было присвоено название Государственной показательной музыкальной школы, младшее ее отделение стало детской школой, старшее – «Третьим показательным государственным музыкальным техникумом». Самостоятельность учебных заведений не привела к разобщенности, наоборот, решила проблему преемственности: лучшие ученики школы продолжали свое обучение в техникуме. Во главе школы и техникума оставалась Елена Фабиановна, другие сестры – Евгения, Елизавета и Ольга – продолжали свою педагогическую работу. И школа, и техникум выросли из всего того, чем щедро были одарены члены семьи Гнесиных: таланта, преданности музыке, профессиональной увлеченности, душевной щедрости, редкого умения и желания научить, передать все свои знания ученику. 
Работа учебных заведений Гнесиных и самой Елены Фабиановны в эти годы имела поистине государственное значение, т.к. именно тогда создавались важнейшие документы о музыкальном образовании: учебные планы, программы, отбор дисциплин для каждой ступени, методики преподавания. Выявлялась специфика работы техникума в плане подготовки учащихся для консерватории и определение требований для самостоятельной работы выпускников в разных областях деятельности. 
В первой половине 20-х годов в техникуме появились классы камерного пения и вокального ансамбля (руководитель Е. Цертелева), занятия по актерскому мастерству (режиссер К. Котлубай), хор, состоящий ранее из исполнителей, пополнился вокалистами (руководит Елена Гнесина). Совершенствовались курсы музыкально-теоретических дисциплин: элементарной теории музыки (Евгения Гнесина), сольфеджио (Елизавета Гнесина-Витачек), гармонии (Д. Рогаль-Левицкий), инструментовки (Р. Глиэр), анализа (Г. Конюс). 
В 1923 году в техникуме по инициативе Михаила Фабиановича Гнесина, открылся композиторский отдел. М.Ф. Гнесин, выпускник Петербургской консерватории и ученик Н.А. Римского-Корсакова, около 10 лет активно работал, как музыкальный деятель, организатор, педагог в Ростове-на-Дону. Творческий дар, отсутствие боязни экспериментировать позволили Михаилу Фабиановичу не только возглавить композиторский отдел, но и ввести в учебный план свободное сочинение с 1-го курса. Это давало, в отличие от старой привычной системы, когда только после изучения гармонии, контрапункта и фуги студенты могли заниматься в классе свободного сочинения, с первых месяцев обучения выявить и развить творческие способности учеников, их склонность к сочинению. Свою методику в занятиях композицией с начинающими музыкантами М.Ф. Гнесин обобщил в своем учебнике «Начальный курс практической композиции». Эта система была введена в 1927 году в Московской консерватории и действует по сегодняшний день в Гнесинском училище в курсе специальности «Теория музыки». 
Несравненно высок был уровень подготовки композиторов и теоретиков. В техникуме постепенно оформлялся курс истории музыки. Его читали Е. Богословский, К. Кузнецов, а циклы «История современной музыки» (развитие гармонии в связи с различными этапами культуры) и «История нотописания и музыкальных инструментов» – М. Гнесин. 
Увеличение числа учеников (а к 1925 году их было 400!) потребовал привлечения новых педагогов. Имена многих из них – К. Эйгеса, Ю. Юровецкого, А. Ямпольского стали гордостью музыкальной педагогической школы. Углубляется работа фортепианного и струнного отделов, ученики техникума исполняют музыку не только классическую, но и современную – Скрябина, Метнера, Рахманинова, Равеля, Дебюсси. Вокальный репертуар включает песни и романсы Прокофьева, Гнесина. 
Февраль 1925 года – юбилей техникума – 30-летие! К этой знаменательной дате коллегия Наркомпроса присвоила техникуму имя семьи Гнесиных! Елене Фабиановне и Евгении Фабиановне было дано звание Заслуженных артисток Республики. Отчетный концерт впервые проходил на сцене Большого зала консерватории. 
Во второй половине 20-х годов, когда МУЗО Наркомпроса создавало систему среднего музыкального образования, Елена и Евгения Гнесины, постоянно активно участвовавшие в разработке этой системы, начали реализовывать решения комиссии в своем техникуме. Был определен единый для всех специальностей четырехгодичный срок обучения, сложились учебные планы для каждого отделения, вводились новые учебные дисциплины. Однако, огромная работа по организации учебного процесса в эти годы подверглась резкой критике со стороны РАПМа. Начались гонения на учебные заведения Гнесиных и настоящая травля в печатных органах РАПМа – журналах «За пролетарскую музыку» и «Пролетарский музыкант». Елена Фабиановна Гнесина была отстранена от должности заведующей техникумом и стала заведующей учебной частью. Упрекали Гнесиных в академизме обучения, критиковали педагогический репертуар и содержание занятий по отдельным дисциплинам. Гнесины проявили необычайную твердость духа и выдержки, они остались верны своим принципам высокого профессионализма в овладении специальностью. История сохранила целый ряд документов, некоторые из которых шли под грифом «на уничтожение», свидетельствующих о настоящей борьбе Елены Фабиановны за сохранение не только Техникума, но и музыкального образования в России. 
Только в 1932 году в связи с ликвидацией РАПМа Елена Фабиановна была восстановлена на должность директора Техникума, но новые сражения ей пришлось выдержать после знаменитого постановления 10 февраля 1948 года «Об опере «Великая Дружба», когда все музыкальные учебные заведения реализовывали постановления правительства, или, когда только ее настойчивые обращения в правительственные инстанции (письма от 1959-1960 г. Первому секретарю ЦК КПСС и Председателю Совмина СССР тов. Н.С. Хрущеву) позволили противостоять неким «великим» новациям – уничтожению дневной формы обучения музыкантов. 
Возросшее количество учащихся ставило свои проблемы. Появилось у техникума новое здание (дом №7) по соседству с домом № 5 по Собачьей площадке. Когда-то это был дом писателя А. Хомякова, а в 20-е годы в нем находился Музей быта 40-х годов XIX века. Дом был деревянный, с маленьким вестибюлем, шаткой поскрипывающей лесенкой, ведущей на второй этаж. Все, кому доводилось бывать в этом доме, всегда вспоминают удивительное ощущение уюта, тепла и домашности, так отличавшиеся от официальной парадности консерватории. 
В 1931 году на должность директора техникума был приглашен музыкант-педагог Б. Владимирский (С 1929 по 1931 г. место директора было отдано «партийцу» Крыжановскому, члену компании, занимающейся выживанием Гнесиных из их учебных заведений). Когда в 1932 г. Елена Фабиановна вернулась на пост директора, Б. Владимирский стал заместителем директора. В 1938 году на смену Елене Фабиановне пришла Л. Рябкова. 
В эти годы расширился струнный отдел, на который приглашались замечательные музыканты-педагоги: Л. Ростропович, С. Козолупов, А. Могилевский (виолончель), А. Милушкин (контрабас). Усилился класс инструментального ансамбля и был создн струнный студенческий оркестр под руководством М. Ипполитова-Иванова. 
Открылись (с 1919 г.) классы духовых инструментов, возглавляемые М. Табаковым (труба). В классах работали А. Александров (кларнет), А. Никитин (тромбон), Н. Назаров (гобой), И. Костлан (фагот). Теперь появилась возможность создать большой симфонический оркестр, который возглавил Г. Гамбург. Расширился вокальный отдел, где работали В. Беляева-Тарасевич, В. Туровская, В. Люце-Вермель, К. Дорлиак. Выпускниками вокального отдела 30-х годов были будущий педагог класса камерного пения и концертмейстерской подготовки Г. Тиц (Московская консерватория), профессор сольного пения Н. Вербова (Институт им. Гнесиных), солистка Московской филармонии Л. Глазкова и другие. Был открыт оперный класс под руководством певца и режиссера В. Нардова, где ставились не только отдельные оперные фрагменты, но и оперы целиком. Так в 1933-34 годах прозвучали в стенах техникума, в зале Дома ученых и на других сценических площадках опера Моцарта «Свадьба Фигаро» и «Евгений Онегин» Чайковского. 
Гнесины всегда уделяли большое внимание музыкально-теоретическим дисциплинам. Опыт работы в этой области позволил прийти к решению разделения теоретических курсов на общий и повышенный. Вначале повышенным курсом руководили В. Ферман и И. Способин, а затем – выпускники техникума П. Козлов и В. Таранущенко. Из курса анализа форм В. Фермана выделился курс «Теоретические системы», курс акустики читал Н. Гарбузов, «Слушание музыки» – М. Пекелис, курсами истории музыки повышенного типа руководили Б. Левик, М. Иванов-Борецкий, Е. Бокщанина, Н. Туманина, М. Риттих, был приглашён Г. Литинский, который начал вести классы контрапункта и фуги. В 1933 году в техникуме возникло отделение по подготовке специалистов для радиовещания и впервые была введена педагогическая практика, выявляющая склонности учащихся к педработе. 
Среди талантливых выпускников этих лет можно выделить Т. Хренникова и А. Хачатуряна, Е. Голубева и Б. Чайковского, А. Чугаева и О. Эйгеса, Т. Ливанову, С. Скребкова, А. Степанова, М. Мильмана и Ю. Муромцева. Все они стали крупнейшими деятелями музыкальной культуры: педагоги, композиторы, пианисты, ученые, руководители музыкальных учреждений. 
В активнейшую работу всего коллектива, шефскую культурно-просветительскую деятельность, были вовлечены как педагоги, так и студенты. Разного рода проблемы и трудности не разрушали атмосферу тепла и уюта, сердечности, умения в свободные часы устраивать веселые праздники. 
К 40-летнему юбилею, в 1935 году, Елене и Евгении Гнесиным было присвоено звание Заслуженных деятелей искусств РСФСР. 
Впечатляют некоторые цифры. К началу 40-х годов общее число учащихся составило 500 человек! И если с 1917 года по 1930 год техникум окончили: 69 пианистов, 38 оркестрантов, 22 композитора и теоретика, 13 вокалистов, то за последующее десятилетие – до 1941 года выпускниками стали: 221 пианист, 75 оркестрантов, вокалистов – 124, композиторов и теоретиков – 34.