«Кладовая сказок»


Виртуальная выставка

Каждый малыш хотел бы посетить кладовую новых сказок. Мы предлагаем книги из кладовой сказок библиотеки «М. Ломоносова» — английские, старо-русские, и просто очень интересные и радостные. 

Английские сказки. – М. : МАДА, 1994. – 215 с. : ил. 

В этот сборник английских сказок вошло много народных преданий, легенд, и действующими лицами в них являются простодушные великаны, колдуны, храбрецы-силачи, нежные крошечные крылатые эльфы, живущие в чашечках цветов, духи лесов, гор и жилищ — словом, все те сказочные существа, в которые некогда верили английские простолюдины.
 
 

Бажов, П. Медной горы хозяйка. Серебрянное копытце / П. Бажов. – М. : Махаон, 1999. – 48 с. : ил. 

В книгу замечательного русского писателя входят уральские сказы, воспевающие труд, мастерство, человеческое достоинство. Историю Хозяйки Медной горы и отважного Степана, Даренки и ее дедушки вы найдете в этой красочной книге. 
 
 
 

Дельвиг, А. Колдовкой сапфир / А. Дельвиг. – М. : ТЕРРА, 1994. – 336 с. : ил. 

На Земле, с древнейших времен и до сегодняшнего дня, люди понастроили множество городов. Города эти стоят обычно по берегам рек, среди лесов или полей. В общем, на земле. Под небом и солнцем. Но существует, кроме них, еще один город – тайный, подземный. О нем вряд ли кто слышал. И живут в этом городе не люди. Живут там хозяева подземных богатств – ящерицы. В громадной пещере, надежно укрытые высоким каменным сводом, раскинулись его кварталы; сотни и сотни домов расположились на невысоких холмах по берегу чистого, как слеза, подземного озера. Словами передать его сказочную красоту, конечно, невозможно. Вы смогли бы описать сияющую новогоднюю елку? Как ни старайся, а любые слова останутся лишь слабой тенью ее настоящего великолепия.
  

Погорельский, А. Черная курица, или Подземные жители / А. Погорельский. – М. : Белый город, 2002. – 105 с. 

Повесть «Черная курица или Подземные жители, волшебная сказка для детей» (1829), рассказывает о воображаемых приключениях мальчика Алеши в подполе его собственного дома. Эта повесть, которая активно переиздается и сейчас, была выпущена одновременно с его избранием в члены Российской академии и стала первой русской авторской сказкой в прозе для детей. Погорельский написал ее для своего десятилетнего племянника Алеши Толстого, воспитание которого он считал главным делом своей жизни. Тем более отрадно, что, повзрослев, племянник писателя сам стал замечательным русским писателем Алексеем Константиновичем Толстым.
  
Приятно вам их прочитать, дорогие дети!
Реклама

«Кладовая сказок»


Виртуальная выставка


Каждый малыш хотел бы посетить кладовую новых сказок. Мы предлагаем книги из кладовой сказок библиотеки «М. Ломоносова» — английские, старо-русские, и просто очень интересные и радостные. 

Английские сказки. – М. : МАДА, 1994. – 215 с. : ил. 
В этот сборник английских сказок вошло много народных преданий, легенд, и действующими лицами в них являются простодушные великаны, колдуны, храбрецы-силачи, нежные крошечные крылатые эльфы, живущие в чашечках цветов, духи лесов, гор и жилищ — словом, все те сказочные существа, в которые некогда верили английские простолюдины.



Бажов, П. Медной горы хозяйка. Серебрянное копытце / П. Бажов. – М. : Махаон, 1999. – 48 с. : ил. 
В книгу замечательного русского писателя входят уральские сказы, воспевающие труд, мастерство, человеческое достоинство. Историю Хозяйки Медной горы и отважного Степана, Даренки и ее дедушки вы найдете в этой красочной книге. 



Дельвиг, А. Колдовкой сапфир / А. Дельвиг. – М. : ТЕРРА, 1994. – 336 с. : ил. 
На Земле, с древнейших времен и до сегодняшнего дня, люди понастроили множество городов. Города эти стоят обычно по берегам рек, среди лесов или полей. В общем, на земле. Под небом и солнцем. Но существует, кроме них, еще один город – тайный, подземный. О нем вряд ли кто слышал. И живут в этом городе не люди. Живут там хозяева подземных богатств – ящерицы. В громадной пещере, надежно укрытые высоким каменным сводом, раскинулись его кварталы; сотни и сотни домов расположились на невысоких холмах по берегу чистого, как слеза, подземного озера. Словами передать его сказочную красоту, конечно, невозможно. Вы смогли бы описать сияющую новогоднюю елку? Как ни старайся, а любые слова останутся лишь слабой тенью ее настоящего великолепия.

Погорельский, А. Черная курица, или Подземные жители / А. Погорельский. – М. : Белый город, 2002. – 105 с. 
Повесть «Черная курица или Подземные жители, волшебная сказка для детей» (1829), рассказывает о воображаемых приключениях мальчика Алеши в подполе его собственного дома. Эта повесть, которая активно переиздается и сейчас, была выпущена одновременно с его избранием в члены Российской академии и стала первой русской авторской сказкой в прозе для детей. Погорельский написал ее для своего десятилетнего племянника Алеши Толстого, воспитание которого он считал главным делом своей жизни. Тем более отрадно, что, повзрослев, племянник писателя сам стал замечательным русским писателем Алексеем Константиновичем Толстым.
Приятно вам их прочитать, дорогие дети!

«Книги, о которых говорят»


Виртуальная выставка 

Здесь собраны произведения известных современных авторов, книги о которых говорят. Они мастера сложных, интругующих и запутанных сюжетов, где философия жизни человека занимает одну из первых позиций. 
Гилберт, Э. Есть, молиться, любить : Роман / Э. Гилберт. – М. : РИПОЛ классик, 2013. – 608 с. 
Элизабет Гилберт успела многого добиться к своим тридцати годам. У нее хорошее образование, работа, дом, муж, но в какой-то момент этого всего может оказаться недостаточно. Развод и еще одна неудача в любви приводят ее в депрессию и заставляют заново пересмотреть свою жизнь и начать действовать. Продав все свое имущество, Элизабет в одиночку отправляется в кругосветное путешествие, чтобы заново отыскать себя. Эта поездка продлится целый год и поможет ей открыть в себе новые грани.
Кальвино, И. Если однажды зимней ночью путник : Роман / И. Кальвино. – М. : Иностр. лит., 2000. – 320 с. 
Книга эта в строгом смысле слова вовсе не роман, а феерическая литературная игра, в которую вы неизбежно оказываетесь вовлечены с самой первой страницы, ведь именно вам автор отвел одну из главных ролей в повествовании: роль Читателя. Культовый роман «Если однажды зимней ночью путник» по праву считается вершиной позднего творчества Итало Кальвино. Десять вставных романов, составляющих оригинальную мозаику классического гипертекста, связаны между собой сквозными персонажами Читателя и Читательницы – главных героев всей книги, окончательный вывод из которого двояк: непрерывность жизни и неизбежность смерти. 
Коэльо, П. Мактуб : Роман / П. Коэльо. – М. : АСТ : Астрель, 2008. – 284 с. : ил.
«Мактуб» — книга, вобравшая в себя бесценные фрагменты из сокровищницы мировой мудрости. Короткие истории, заимствованные автором из различных источников и культур, рождались в сотрудничестве с газетой «Фолья де Саи-Пауло». Коэльо отобрал истории, написанные с июня 1993-го по июнь 1994-го, и представил вниманию читателей всего мира книгу «Мактуб» — красочную иллюстрацию мозаичного полотна мировых устных традиций. По словам самого автора, «Мактуб» — это не сборник поучений, но попытка поделиться опытом», а его чтение — прекрасный повод поразмышлять.

Перес-Реверте, А. Территория команчей : Роман / А. Перес-Реверте. – М. : Эксмо, 2004. – 192 с. 
Артуро Перес-Реверте (р. 1951) — современный испанский писатель, интеллектуал, мастер изящной словесности, завоевавший сердца читателей филигранной прозой с захватывающей интригой, блестящим знанием истории, литературы и искусства, в книге «Территория команчей» предстает с неожиданной стороны. Для военного журналиста «территория команчей» — место, где инстинкт подсказывает дать задний ход. Место, где дороги безлюдны, а вместо домов обгоревшие развалины. Где всегда сумерки, и, плотно прижавшись к стене, ты пробираешься туда, где стреляют, и слышишь, как битое стекло хрустит у тебя под ногами. Территория команчей — место, где тебя постоянно держат на прицеле снайперских винтовок. Книга выдающегося испанского прозаика Артуро Переса-Реверте «Территория команчей» — правдивая история войны в Югославии, в которой нет морали. 
Перл, М. Дантов клуб : Роман / М. Перл. – М. : Эксмо, 2005. – 496 с. 

«Дантов клуб» американца Мэтью Перла — неожиданное превращение: многостраничная диссертация гарвардского аспиранта обернулась не менее увесистым детективным романом. Мэтью Перл дважды обращался к истории американского «дантовского общества», которое основал переводчик «Божественной комедии» Генри Уодсворт Лонгфелло. Сначала Мэтью Перл изучал тексты, затем превращал персонажей своих исследований в детективов-любителей. Забросив на время переводческие штудии, интеллектуалы расследуют серию изощренных убийств «а-ля Данте». 

«Интересные книги для молодежи»


Виртуальная выставка

Представленные книги — современная проза и истории о молодых людях постигшим разочерование, нашедшим любовь и самостоятельно изменивших свою судьбу. Они будут интересны молодым читателям своими актуальными проблемами, ситуациями — ведь это книги о них самих. 
Ая, Э. Библия в SMSках : Роман / Э. Ая. — М. : Время, 2012. – 304 с. : ил. 
«Библия в SMSкax» не просто получила одну из главных премий «Книгуру» – Первого всероссийского конкурса литературы для подростков – она вызвала самые острые споры и среди сетевых читателей (они же члены детского жюри), и среди взрослых-экспертов. Само столкновение в названии книги столь далеких друг от друга понятий высекало такие полемические искры, будто речь шла не о конфликте поколений, а о войне двух враждебных цивилизаций. «Все, как на самом деле», «характеры живые», «я таких знаю» – это из откликов на сетевую рукопись. Теперь книжку можно взять в руки, и наверняка ее читатели, подобно героям романа Аи Эн, обменяются не одной сотней SMSok – и одобрительных, и негодующих. 
Бегбедер, Ф. Воспоминания необразумившегося молодого человека : Роман / Ф. Бегбедер. – СПб. : Симпозиум, 2004. – 190 с. 
В жизни бывает только одна большая любовь, все предшествующие ей любови — лишь проба пера, а все последующие — наверстывание упущенного. Что стоит на первом месте для молодого обеспеченного парижанина, беззаботного прожигателя жизни? Конечно же, любовь, причем единственная и неповторимая. Романтическая сказка, поведанная ироничным парижским снобом: таков роман Бегбедера, написанный буквально на одном дыхании. 
Леви, М. Между небом и землей : Роман / М. Леви. – М. : Махаон, 2006. — 256 с. 
Марк Леви на сегодняшний день — один из самых ярких и популярных французских писателей, книги которого переведены больше, чем на 30 языков и раскупаются громадными тиражами. Первый же его роман «Между небом и землёй» поразил напряжением чувств, умеющих творить чудеса. Однажды поздним вечером в квартире одинокого молодого архитектора появляется красивая незнакомая девушка, которая оказывается привидением, и только он может ей помочь. Но и он был бы бессилен перед смертью, если бы не любовь. Роман экранизирован одним из самых популярных и модных режиссёров Голливуда Марком Уотерсом. В главной роли — Риз Уизерспун.

Хэтч, Б. Знаменитый гозонокосильщик : Роман / Б. Хэтч. – СПб. : Амфора ; ТИД Амфора, 2006. – 349 с. 
«Знаменитый газонокосильщик» – повесть писателя Бена Хетча, чье творчество представлено такими литературными работами, как «Всюду третий лишний». 
В произведении «Знаменитый газонокосильщик» рассказывается о восемнадцатилетнем человеке по имени Джей Голден, который обладал оригинальным дарованием – его регулярно увольняли отовсюду. Молодой человек вел дневник, и это получалось у него намного лучше, нежели рутинное исполнение служебных обязанностей. А вот работа над личным дневником стала для Джея любимым занятием, ведь не просто так он собирался стать писателем с мировым именем.
Шульце, И. Адам и Эвелин : Роман / И. Шульце. – М. : Текст, 2011. – 317. 
В романе, проникнутом вечными символами и аллюзиями, один из виднейших писателей современной Германии рассказывает историю падения Берлинской стены, как историю грехопадения Адама и Евы. Молодой портной Адам, застигнутый женой врасплох со своей заказчицей Эвелин вынужденно следует за обманутой супругой на Запад и отважно пересекает еще не поднятый «железный занавес». Однако за границей свободолюбивый Адам не приживается — там ему все кажется ненастоящим, иллюзорным, ярмарочно-шутовским.

Мы очень надеемся что эти книги для молодежи вызовут у них интерес и станут самыми популярными в нашей библиотеке. Так что, приходите, берите и читайте.

Жжёнову Георгию Степановичу — 100 лет!!!


Георгий Жжёнов родился в марте 1915 года в Петроградe на Васильевском острове.

Его родители Степан Филиппович Жжёнов и Мария Фёдоровна Щёлкина были родом из бедных крестьянских семей Тверской губернии. Степан Жжёнов в детстве переехал в Петербург, где начал работать у земляка-булочника. Позже он женился, но остался вдовцом и женился во второй раз на молодой сироте Марии Щёлкиной. К этому моменту у него уже было пятеро детей, и вскоре у него появились дети от Марии. Георгий Жжёнов вспоминал, что жила их семья бедно, и чем жестче становилась нужда, тем больше пил отец, пропивая все, что было в доме, нередко поднимая руку на жену. Мама Георгия Жжёнова была человеком добрым, мудрым и любящим, и для Георгия всегда осталась «моей прекрасной Мамой».
Свою биографию Георгий Жжёнов ясно помнил с 4 лет, в это время он вернулся из деревни, куда был отвезен с братом Борисом из-за революции. Последующие 22 года жизни Георгия прошли на Васильевском острове. Весной 1930 года Георгий окончил 7 классов 204-й Ленинградской школы с физико-математическим уклоном. Юный Георгий увлекся цирком, кино и театром и в 1930 году, одолжив документы у старшего брата Бориса, поступил на акробатическое отделение Ленинградского эстрадно-циркового техникума. Впоследствии он признался в своем проступке, и его простили.
Спустя год Георгий Жжёнов вместе с сокурсником Жоржем Смирновым отрепетировал каскадный эксцентрический номер «Китайский стол», и начал выступать в Ленинградском цирке «Шапито» как дуэт «2-ЖОРЖ-2» в жанре каскадной акробатики. Во время одного из выступлений его заметили сотрудники киногруппы, занимавшиеся подбором артистов для новой кинокартины, и пригласили сниматься Жжёнова на «Ленфильм», предложив главную роль тракториста Пашки Ветрова в фильме «Ошибка героя» режиссера Эдуарда Иогансона. Фильм вышел в 1932 году, и стал дебютом не только для Георгия Жженова, но и для Ефима Копеляна. Участие в съемках изменило планы Георгия, и в 1932 году, оставив цирковую карьеру, Георгий стал студентом отделения киноактера Ленинградского театрального училища, но любовь к цирку, как первую юношескую романтическую попытку приобщения к миру искусства, Георгий Степанович сохранил на всю жизнь и позже с удовольствием вспоминал о своей цирковой юности. В театральном училище преподавателем Жжёнова был режиссер Сергей Аполинариевич Герасимов, и еще до окончания училища в 1935 году Жженов успел сняться в фильмах «Наследный принц Республики», «Золотые огни», «Комсомольск» и «Чапаев».
После убийства Сергея Кирова в декабре 1934 года по ложному обвинению в «антисоветской деятельности и террористических настроениях» был арестован старший брат Георгия Борис Жжёнов, студент механико-математического факультета университета. Борис обратился к комсоргу курса с просьбой, разрешить не идти на похороны Кирова. Показав на разбитые ботинки, он сказал: «Если я пойду в Таврический дворец, обязательно обморожу ноги. Какой смысл? Кирову это не поможет». Комсорг факультета доложил в органы НКВД о неблаговидном поступке студента Жжёнова, после чего Борис был исключен из университета и лишен прописки в Ленинграде. Борис Жжёнов год обивал пороги прокуратуры, протестуя против несправедливого решения, после чего был восстановлен в правах студента, и вернулся в Ленинград. Однако в декабре 1936 года ему принесли повестку с вызовом в НКВД, откуда он уже не вернулся. В 1937 году его осудили на 7 лет за «антисоветскую деятельность», а через шесть лет он умер в Воркуте от дистрофии, надорвавшись в угольной шахте. Во время последнего свидания Борис передал матери несколько листочков бумаги, покрытых мелким, но разборчивым почерком, где подробно написал об ужасе увиденного и пережитого в застенках внутренней тюрьмы НКВД. Он рассказал в записке о полной беззащитности арестованных перед произволом следствия, и как из подследственных с помощью издевательств и пыток выбивались угодные следствию «признания» и «показания». Рискуя жизнью, он пытался в своем письме показать истинное положение дел в органах правосудия. Георгий Жжёнов рассказывал: «Мне все прочитанное показалось невероятным и страшным… Потрясенный, я тут же под неодобрительным взглядом матери сжег листочки в печке. «Напрасно, сынок, напрасно, — сказала мать, — прочитал бы как следует, повнимательнее. Кто знает, может, и пригодится в жизни». Если бы я только мог представить, какими пророческими окажутся слова матери».
После осуждения Бориса семья Жжёновых была выслана в Казахстан. Георгий, который к этому времени был уже достаточно известным артистом, уезжать в Казахстан отказался. Его предупредили: «Не поедешь — посадим». В 1938 году во время съемок фильма «Комсомольск» вместе с Николаем Крючковым, Петром Алейниковым и другими актерами, Георгий Жжёнов выехал на поезде в Комсомольск-на-Амуре. Во время поездки он познакомился с американцем, ехавшим во Владивосток, и зашедшим в купе артистов с вопросом о маршруте движения поезда. Это знакомство стало для Георгия Степановича роковым, так как вскоре оно было использовано в качестве предлога для обвинения Георгия Жжёнова в шпионской деятельности.
В ночь с 4 на 5 июля 1938 года по обвинению в шпионаже он был арестован органами НКВД СССР, где его обвинили в преступной шпионской связи с американцем. Жжёнов рассказывал: «Очень страшно, когда с понятий Справедливость и Человечность впервые вдруг сорвали все красивые одежды… Мне было только 22 года. Я боялся не физических увечий, нет — может быть, я и вытерпел бы их, — я боялся сумасшествия. Знать бы, во имя чего ты принимаешь муки, — было бы легче!». Все попытки хоть как-то сопротивляться издевательствам следствия, когда молодому человеку со смехом всовывали в руку карандаш и приказывали подписать признания, окончились пятилетним приговором и этапом на Колыму. Георгий Степанович был женат на белорусской актрисе Жене Голынчик. «Когда Женя была на последнем свидании в пересылке в Ленинграде, — рассказывал позже Жжёнов, — я сказал: «Женя, не жди меня. Девяносто с лишним процентов, что я где-то погибну. Ты молода. Спасибо за все, но живи, как тебе захочется. Пусть я не буду теми веригами, которые на твоей совести останутся». Я с ней встретился, когда вернулся из первого заключения. Мы увидели, что жизни наши разошлись совершенно».
В 1939 году в пересыльном лагере во Владивостоке, где формировались этапы на Колыму, Жжёнов узнал, что в Магадане есть театр, в котором вместе с вольнонаемными артистами играют заключенные. Жжёнов неоднократно обращался с просьбами направить его работать по специальности, но в этот театр осужденных по 58-й статье не брали. Жжёнов рассказывал: «Когда я попал на Колыму, у меня уже не оставалось ровным счетом никаких иллюзий, никакой веры в справедливость, которая якобы должна восторжествовать, в закон и так далее, никакой надежды на пересмотр дела. Была лишь каждодневная, каждочасная борьба за физическое выживание. Именно выживание. И потом, конечно, определенное везение. Ведь в ГУЛАГе гибли люди и посильнее меня. В своей автобиографической повести «Саночки» я рассказываю, например, эпизод, когда мне сообщили о том, что — о, чудо! — мне вдруг пришли две посылки, посланные матерью. За ними в лагпункт нужно было идти 10 километров пешком. Я понимал, что посылки могут спасти мне жизнь, ибо от постоянного голода силы убывали каждодневно и неуклонно, и я отдавал себе отчет, что долго не протяну. Но я физически не мог пройти эти проклятые десять километров. У меня просто не было сил. И тут случилось второе чудо: меня взял с собой опер, возвращавшийся на лагпункт. А когда по дороге я окончательно рухнул в снег, не в силах сделать и шага, и с глубоким безразличием понял, что это конец, опер взвалил меня на санки, которые тащил за собой, и повез. Чтобы жестокий опер, давно забывший, что такое сострадание, вез на санках зэка — это было больше, чем чудо. Посылки были посланы мамой тремя годами раньше, и их содержимое — сало, колбаса, чеснок, лук, конфеты, табак — давно перемешалось и превратилось в смерзшийся камень. Я смотрел на эти посылки и из последних сил сопротивлялся желанию тут же вцепиться зубами в этот камень. Я знал, что сразу же погибну от заворота кишок. Я попросил охрану, ни под каким видом не давать мне посылки, даже если буду ползать на коленях и умолять об этом, а отколупывать маленькие кусочки три раза в день и давать мне. Они посмотрели на меня с уважением и согласились. Когда я говорю, что научился ничего не ждать от лагерного начальства, и ничего не просить, и что это помогло мне выжить, я не преувеличиваю. В 1943-м году кончился срок моего заключения, и мне вручили официальную бумагу с гербом — к заключению добавили еще 21 месяц лагерей. Я прочел ее почти равнодушно — а что еще можно было ждать от этой системы?».
До 1943 года Георгий Степанович находился на золотых приисках Дальстроя, где работал единственным диспетчером в гараже районной экскаваторной станции. Иногда ему приходилось работать шофёром. Вскоре ему продлили срок заключения еще на 21 месяц. Судьба свела Георгия Жжёнова с артистом и режиссером Константином Александровичем Никаноровым. 26 марта 1945 года за хорошее поведение и добросовестную работу Жжёнов был досрочно освобожден из лагеря, и до декабря 1946 года работал в Магаданском заполярном драматическом театре, где познакомился со своей второй женой Лидией Воронцовой, арестованной в 1935 году в Ленинграде «за связь с иностранными моряками», и получившей 10 лет лагерей на Колыме. Участник общества «Мемориал» Владимир Сиротинин рассказывал: «В 1943-м Лидию приняли на работу в Драмтеатр в Магадане. Там она и познакомилась с Георгием Жжёновым — актером того же коллектива. Cпустя несколько месяцев, драмтеатр отметил скромную свадьбу двух заключенных актеров. В июне 1946-го у Лидии и Георгия родилась дочка Лена. Первым освободили Георгия Степановича. В марте 1945-го он стал свободным человеком. Нашел работу актера в городке Павловске-на-Оке. Лидию освободили только через два года. Георгий Степанович стойко переносил тяжелый характер жены, ее истерики, обострявшие боль и несправедливость, которые обоим уготовила судьба. Когда Жжёнов получил письмо из Свердловской области от жены: «Я арестована повторно, ребенок в распределителе в детском саду», — бросился спасать дочь. Леночку удалось переправить к матери в Ленинград. И вскоре его арестовали повторно. Полгода Жжёнов провел в тюрьме в Горьком, после чего его отправили в ссылку в Норильск. Уезжать на Север Георгий Степанович не хотел, но, как сейчас стало известно, его ссылки именно в Норильск добилась Лидия Воронцова. Она забрасывала письмами-мольбами лагерное начальство и упрашивала, чтобы арестованного бывшего мужа Георгия Жжёнова отправили к ней в Норильск. Так она пыталась вновь соединить разрушенную семью. Первое время Георгий и Лидия в ссылке в Норильске действительно жили вместе. Но вскоре актер стал жить отдельно».
Позже Георгий Степанович очень не любил говорить о своей второй жене, лишь один раз позволив себе заметить: «Это трагедия моей жизни!». Судьба Лидии Воронцовой окончилась трагически. После смерти Сталина ее освободили, актриса уехала в Ялту и там покончила с собой.
Весной 1947 года Жжёнов вернулся в Москву за назначением на работу. По ходатайству режиссера Сергея Герасимова он был отправлен в Свердловскую киностудию, где начал сниматься в фильме «Алитет уходит в горы». В 1948 студия закрылась, а производство фильма было переведено в Москву, где Жжёнову было запрещено находиться, и он на актерской бирже в Москве устроился на работу в драматический театр в Павловске-на-Оке. 2 июня 1949 года он был снова арестован, после чего провел полгода в тюрьме в Горьком, и был направлен в ссылку в Норильск, где проработал в драматическом театре до 1953 года. Георгий Жжёнов рассказывал: «В Норильском драмтеатре я познакомился с Иннокентием Смоктуновским, с которым мы вместе играли. Я сразу понял, что это за талантище. Он прятался в Норильске потому, что во время войны был в плену и боялся, что его посадят. Я долго уговаривал Смоктуновского ехать в Москву, ибо талант его был безмерен и не вмещался в маленький норильский театр. Он и хотел, и боялся, и я понимал его. Он говорил, что у него нет денег, а когда я предложил одолжить ему, он отказался. Тогда я купил ему фотоаппарат, научил снимать, и он начал зарабатывать деньги, фотографируя в окрестных деревнях. Все в те годы нуждались в фотографии, всем куда-то нужно было послать о себе весточку. Вскоре он вернул мне деньги. Я дал ему рекомендательное письмо к Аркадию Райкину, но вместо Ленинграда Смоктуновский поехал в Волгоград, где играл третьестепенные роли. Я и там не оставил его в покое и буквально заставил поехать в Московский театр Ленком, где его заметил режиссер Михаил Ромм и снял в небольшом фильме. Так начиналось его стремительное восхождение на олимп советского кино и театра, и я счастлив, что тоже помог ему в этом. Тем более, что добро, как правило, рождает добро. Вот и Смоктуновский продолжил эстафету добра и привел в кино прекрасного актера Ивана Лапикова».
Работа с фотографиями помогла выжить и самому Жжёнову. В 1950 году в местном клубе он освоил фотоаппарат и стал первым в Норильске делать цветные снимки, считавшиеся по тем временам немыслимой роскошью. Как позже объяснял сам актер, его старенькая мама, оставшаяся в Ленинграде, оказалась на грани нищеты — все, что у нее было, она потратила на посылки сидевшему сыну. По воспоминаниям дочери заведующей первым детским садом Норильска Ольги Сапрыкиной, актер пришел к ее маме и сказал: «Дайте мне возможность поснимать детишек» — сфотографировал всех на свой вкус, принес в сад готовые фотографии и предупредил: «Зайду через неделю». Когда он снова пришел в детский сад, то услышал: «Где же вы были, родители хотят вам сделать заказ!». «У старых норильчан до сих пор сохранились следы моей деятельности, — вспоминал позже Георгий Жжёнов. — Иногда люди даже посылают мне письма и вкладывают в них те мои снимки».
2 декабря 1955 года Георгий Жжёнов был реабилитирован военным трибуналом Ленинградского военного округа, вернулся в Ленинград и в 38 лет начал свою профессиональную жизнь актера с нуля. Он устроился работать актером в Ленинградском областном драматическом театре и в Театр имени Ленсовета. Вскоре он снова стал киноактёром «Ленфильма», и стал работать в кино, но его актерская судьба складывалась достаточно тяжело. Долгое время он не мог раскрыться по-настоящему, снимался в ролях второго плана, и в фильмах, не имевших большого зрительского успеха. Наиболее заметными работами актера тех лет стали роли в картинах «Исправленному верить» и «Ночной гость».
В 1961 году на экраны СССР вышел фильм Павла Клушанцева «Планета бурь», и сразу стал настоящим хитом. Появление картины совпало с полётом Гагарина и повальной увлечённостью космонавтикой, покорение планет виделось не за горами, и режиссер предложил зрителю познавательную и увлекательную картину — как это может происходить в недалёком будущем. Для Георгия Жжёнова работа в «Планете бурь» стала одной из первых заметных ролей в кино после возвращения из лагерей.
Первая известность к Георгию Жжёнову пришла после небольшой роли в комедии Эльдара Рязанова «Берегись автомобиля», в которой он в 1966 году сыграл автоинспектора. Актер настолько точно попал в образ, что его персонаж сразу запомнился зрителям.
Георгий Жженов рассказывал: «Был такой режиссер Виллен Азаров. Я с ним делал три фильма — «Путь Сатурна», «Конец Сатурна» и «Бой после победы». Когда я у него снимался, со Студии Горького пришло предложение сыграть резидента. Я Азарову рассказал. Он говорит: «Ну что ты! Ты здесь играешь начальника КГБ, генерала. А там — шпиона». Хорошо, что я его не послушал. И сыграл врага советской власти, заклятого врага, да еще потомственного. Но в результате того, что я сыграл этого резидента, я получил все почетные грамоты наших силовых органов — КГБ, МВД, все ордена, которые существуют. Все у меня есть — благодарственные письма, грамоты, чего только нет! Я ведь перелицовывался в картине, начинал служить советской власти».
В 1968 году Георгий Степанович переехал в Москву и стал работать в театре имени Моссовета, где им было сыграно более 100 ролей. Звездный час Жжёнова наступил после выхода на экраны приключенческого фильма Вениамина Дормана «Ошибка резидента», в котором он сыграл сына русского эмигранта графа Тульева, опытного разведчика по кличке Надежда, направленного в Россию на выполнение рискованного задания. Фильм имел такой большой успех, что решено было поставить его продолжение, и в 1970 году вышел второй фильм «Судьба резидента». Через 12 лет Вениамин Дорман вновь вернулся к полюбившимся зрителям героям, и в 1982 году вышел третий фильм «Возвращение резидента», а в 1986 году вышел четвертый фильм тетралогии «Конец операции «Резидент». Так в течение 20 лет зрители с неослабевающим интересом наблюдали за сложными поворотами жизни героя Жжёнова.
За годы творческой деятельности Георгием Жжёновым было сыграно около 70 ролей в кино, фильмы с его участием пользовались всенародной любовью, и стали классикой отечественного кино. Особенно удавались Жжёнову сильные волевые характеры. В телефильме «Вся королевская рать» Георгий Жжёнов блестяще сыграл Вилли Старка. В 1972 году на экраны вышел фильм Гавриила Егиазарова «Горячий снег», снятый по одноименному роману Юрия Бондарева, где Георгий Степанович сыграл генерала Бессонова. За эту роль актер в 1975 году был удостоен Государственной премии РСФСР имени братьев Васильевых. В 1979 году в легендарном фильме-катастрофе «Экипаж» Георгий Жженов сыграл роль командира авиалайнера Андрея Васильевича Тимченко. Следует отметить роли в героической драме времен Великой Отечественной «Ворота в небо» и детективе «Лекарство против страха».
С третьей женой Ириной Георгий Жженов познакомился на поселении в Норильске. А четвертую, последнюю жену Лидию Петровну он встретил в Ленинграде. Одна из дочерей Лена стала художником-дизайнером, другая дочь Марина — педагогом, а младшая Юля работает в Театре Моссовета и преподает во ВГИКе.
Георгий Жженов прожил долгую и сложную жизнь. Последние годы он играл в Театре имени Моссовета единственную роль в спектакле «На Золотом озере». В «великой пьесе о двух стариках», как называл ее Жжёнов, он выходил на сцену с народной артисткой России Ириной Карташевой. После смерти Жжёнова она рассказывала: «Я потеряла не только прекрасного человека и актера, но и удивительного партнера. За день до трагедии я говорила с его дочерью. Она сказала, что папе плохо… Последний раз мы играли спектакль 3 октября – он шел замечательно, зал принимал его всей душой. Мне и в голову не могло прийти, что больше Жжёнов никогда не выйдет на сцену. Он скрывал свои болячки и жутко не любил, когда о них расспрашивали. Георгий Степанович прекрасно был удивительно прямым и честным человеком – если ему что-то не нравилось, говорил об этом порой довольно резко. Театральные интриги и дрязги его не касались. Георгий Степанович, конечно, скорбел о том, что у него нет новой большой работы».
За 3 недели до смерти Георгий Жженов упал, и у него был обнаружен перелом шейки бедра. Его привезли в Национальный медико-хирургический центр имени Пирогова, сделали операцию и поставили французский эндопротез. Врач-ортопед Антон Серебряков, оперировавший артиста, рассказал, что операция шла всего пятьдесят минут. 90-летнему артисту сделали местный щадящий спинномозговой наркоз. Еще находясь в реанимации, Георгий Жжёнов с помощью врачей и жены начал пытаться ходить, для чего ему приспособили специальные ходунки. Врачи не сомневались, что Георгий Степанович обязательно станет на ноги, но 4 декабря 2005 года Георгий Жжёнов был снова госпитализирован. После тщательного обследования у него обнаружили рак легкого. После кровоизлияния в плевральную полость 8 декабря 2005 года на 91-м году жизни жизнь Георгия Жженова оборвалась.