Необычное в обычном в вязаном мире


Здравствуйте! Поделимся с вами интересными и необычными, а порой и несуразными, вязаными вещицами, собранными на просторах интернета. Согласитесь — своего рода искусство.

Присаживайтесь поудобнее и наслаждайтесь. Приятного просмотра!

 

 
 
 
Ну а дальше… наслаждаемся, удивляемся и вдохновляемся!
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Хороших выходных и отличного настроения!
Реклама

Необычное в обычном в вязаном мире


Здравствуйте! Поделимся с вами интересными и необычными, а порой и несуразными, вязаными вещицами, собранными на просторах интернета. Согласитесь — своего рода искусство.

Присаживайтесь поудобнее и наслаждайтесь. Приятного просмотра!

Ну а дальше… наслаждаемся, удивляемся и вдохновляемся!
Хороших выходных и отличного настроения!

«ОБЫКНОВЕННЫЙ» ГЕНИЙ Иоганн Себастьян Бах


Жизнь и характер гениального немецкого композитора Иоганна Себастьяна Баха является удивительным примером сочетания неистощимого творческого вдохновения и здоровой рассудительности, глубокой религиозности и практичности в материальных делах. Небесный и земной Бах без видимых противоречий примирились в универсальном характере талантливого музыканта-изобретателя, ставшего одним из столпов фортепианной и органной музыки, по праву заслужившего славу виртуоза, композитора и конструктора музыкальных инструментов.
Гениальность этого человека сродни невероятной одаренности величайших умов эпохи Возрождения. Бах изобрел лютневый клавесин, виолу помпоза, усовершенствовал конструкцию органа. Исполнитель и композитор, изобретатель и мастер, сведущий в законах акустики, Бах досконально знал технику строительства органа и умел извлекать из этого поистине божественного инструмента все многообразие звуков от тяжелых сочных басов до возвышенных звуков сопрано, напоминающих звучание ангельских голосов.

Невероятная мощь полифонических произведений Иоганна Себастьяна Баха поражала умы его современников, она же заставляет благоговейно трепетать сердца ценителей высокой музыки и поныне. Музыканты будущих поколений все также будут отрабатывать технику фортепианной игры на фугах и прелюдиях Баха, написанных специально для обучения сыновей. Музыка Баха вне времени и пространства, а космическое звучание органа — любимейшего инструмента Баха — и в будущие века будет возносить души ко вселенской гармонии, наполняющей мироздание и явственно звучащей в классической музыке, поэзии, живописи и архитектуре.

И.С. Бах — хранитель небесной гармонии, выражавший посредством музыкальных форм совершенство вселенских законов. В основе музыкальных интервалов лежит строгая математическая закономерность, обуславливающая консонансное (гармоничное) звучание нот. Чем сложнее музыка, тем сложнее математический строй, определяющий темперацию музыкального произведения. Сложнейшую полифоническую музыку Баха, построенную на искусстве контрапункта, невообразимом переплетении нескольких мелодических тем, подобна сложнейшим уравнениям высшей математики. Музыка Баха взывает не к чувствам, а к духу. Великий композитор религиозное служение видел в создании музыкальных произведений, способствующих пробуждению возвышенных чувств в сердцах верующих. Высокая музыка органных месс Иоганна Себастьяна Баха помогала мирянам возносить молитвы к престолу Господа, композитор силой своего музыкального дарования достигал порой большего, чем самые талантливые пасторы-священники. Органная музыка была для Баха истинным священнодействием, чьи музыкально-поэтические произведения, славящие Бога, становились мостом между душами верующих и вечным началом, вдохнувшим жизнь во все сущее. Иоганн Себастьян Бах всей жизнью своей доказал, что творческий огонь, поддерживаемый с благоговением, способен вознести тонкую человеческую душу к великим высотам и лицезрению Бога.
Положа руку на сердце, должно признать, что материального эквивалента таланту Баха не было тогда не только в Лейпциге, но и во всей Германии. Можно ли оценить стоимость гениальной музыки? Но Бах был не бестелесным призраком, его гениальная музыкальная одаренность и стремление к совершенству, требовавшие от него многочасовых ежедневных занятий на клавесине, органе, скрипке и других инструментах, не помешали ему создать огромную семью. Дети, а их у композитора было бы двадцать (если бы выжили все), должны были быть сыты, прилично одеты, обучены профессиональному мастерству. При таком обилии семейных забот и работы кантора в Томаскирхе Бах находил время и силы для создания своих бессмертных произведений. Многодетный отец испытывал постоянную нехватку денежных средств, что не могло не омрачать жизни композитора. Постоянные дрязги и столкновения с чиновниками магистратуры в конечном итоге подорвали здоровье импульсивного музыканта, остро реагировавшего на любые проявления двойственности и лицемерия, царившие в светском обществе XVIII века. Лишь в музыке Бах был свободен от условностей времени, от необходимости витиевато заискивать перед сильными мира сего, носить парик и чулки. Музыка была опорой Баху в его земной жизни, в ней композитор находил отдушину, ей посвящал самые лучшие движения души и самые вдохновенные часы. Бах не просто творил, он жил музыкой. Неслучайно некоторые исследователи говорят о двух Бахах — «земном» и «небесном», каждый из которых жил особой жизнью.
«Небесный» Бах творил и думал о Боге, с Коим общался посредством музыки, «земной» Бах был вовлечен в круговорот житейских проблем. Любители классической музыки и исследователи творчества Баха поражаются удивительной свободой «небесного Баха» от суетных проблем мирской жизни. В духовных произведениях Баха, в его кантатах и ораториях, написанных в огромном количестве, не чувствуется треволнений земного человека, — «небесный» Бах гармонизировал вспыльчивого и уверенного в своих силах индивидуума.
Стройность и упорядоченность музыкального мировоззрения композитора отразились и на частной жизни церковного органиста. В повседневной жизни Иоганна Себастьяна Баха царил свойственный немцам порядок: дом, семья, работа. Любящий муж и отец, строгий учитель музыки и капельмейстер, исполнительный мюзик-дйректор и талантливейший органист-виртуоз, гениальный композитор — все это один человек.
Строгость, логика и гармония — три кита, на которых строил Бах свое музыкальное и мирское существование. Гениально одаренный музыкант, слышавший гармонию небесных сфер, внес улучшения в клавирный строй, усовершенствовал темперацию, разработанную в конце XVII века немецким теоретиком музыки и акустиком Андреасом Веркмейстером. Бах узаконил для будущих поколений музыкантов систему разделения октавы на 12 равных полутонов и открыл возможность построения терций и квинт в темперированных искусственных интервалах. 24 прелюдии и фуги «Хорошо темперированного клавира», сочиненные Бахом во всех возможных мажорных и минорных тональностях, позволили пианистам свободно работать на инструменте во всех тональностях. Для гениального немца музыка была наукой, изучению которой он посвятил всю жизнь. Его гений его откроется лишь будущим поколениям. При жизни Баха не многие видели в нем великого композитора, но способности виртуоза и теоретика музыки были признаны современниками, не все музыканты XVIII в. были готовы играть произведения Баха ввиду их сложности, но не признать его достижений в области темперации было просто невозможно.
Сплав гармонии и мощи отличает музыку Иоганна Себастьяна Баха, выделяя его на фоне многих талантливых композиторов эпохи барокко.
Великий Бетховен называл Баха «праотцом гармонии». Но не только в приближении небесной гармонии к человеку посредством музыки состоит заслуга величайшего композитора всех времен и народов. Бах явился подлинным образцом сочетания в одном человеке таланта в превосходной степени и здравомыслия, чем резко выделяется на фоне иных гениальных музыкантов (Бетховен, Моцарт, Шопен, Лист и др.), талант которых граничил с психической неуравновешенностью. Бах прожил весьма насыщенную духовную творческою жизнь. Его повседневная жизнь кантора, преподавателя музыки, добропорядочного семьянина вряд ли послужит прототипом для бестселлера или киносценария. Несчастной любви, жестоких терзаний, шекспировских страстей, дуэлей и азартных игр не было в жизни Иоганна Себастьяна Баха.
Жизненный путь Баха не является благодатной почвой для беллетристов и драматургов, сосредотачивающих свое внимание на натурах художников и музыкантов, выделяющимися невротическими проявлениями. В настоящее время, с точки зрения общества, гениальность лежит вне сферы «нормальности» и граничит с безумием. Чезаре Ламброзо, поставивший целью доказать психофизиологическое родство гениальности и помешательства, изложил аргументы в защиту собственной теории в книге с одноименным названием. Вся жизнь Иоганна Себастьяна Баха опровергает теорию Ламброзо, изложенную им в «Гениальности и помешательстве».
Композитор был дважды женат, взрастил и поставил на ноги 11 детей, всю жизнь проработал в разных городах органистом, капельмейстером, кантором, мюзик-директором, учителем музыки, никоим образом не выделяясь на фоне бюргерской среды Германии XVIII века.
Истории музыки и художественного искусства известны имена великих мастеров, новаторов, борцов в искусстве, наделенных признаками неуравновешенности, душевной надломленности, болезненной ранимости. Произведения таких художников, подчас вызывают бурю эмоций, они влекут к себе необъяснимой властью, затрагивая тончайшие струны человеческой души. Живя и творя на пределе возможного, музыканты, художники и поэты, чья гениальность действительно граничила с помешательством, создавали произведения искусства, способные повергнуть в смятение, погрузить в водоворот чувств каждого, кто сосредоточит свое внимание на подобном шедевре музыки или живописи. Магическая власть их творений представляет опасность для тонких и чутких душ, способных к сопереживанию и состраданию. Сила гениальности произведений искусства художников и музыкантов, перешагнувших рубеж реальности, покоряет, подавляет, а порой и порабощает молодые души, страстно ищущие истину в творчестве великих мастеров прошлого. Совсем неслучайно жизнь и деятельность подобного рода творцов вызывают повышенный интерес у исследователей психологии художественного и музыкального творчества, утверждающих, что творческие концепции надломленной личности часто опираются на данные невропатологии.
Совсем иная картина предстает перед исследователями жизни и творчества Иоганна Себастьяна Баха, как цельной, здоровой, сформированной личности. Как справедливо отмечает С. Морозов в жизнеописании великого композитора: «Он не чувствовал невротической вины или тревоги из-за неспособности изменить мир; он верил в торжество гармонии в мире; строил свое музыкальное мировоззрение прочно, на века… Творец Бах подобен Демиургу в искусстве. Он не испытывал неуверенности в творчестве. Он знал степень своего всевластного умения и не таил в себе зависти по отношению к более преуспевающим в жизни композиторам и музыкантам».
Бах переводится с немецкого как «ручей». Со временем родник творчества Баха превратился в полноводную реку, которая неминуемо должна была впасть в бескрайние воды моря мировой гармонии. Так и произошло. Великий Бетховен столетие спустя так отзывался о величии творчества своего предшественника: «Не ручей, а море должно быть имя ему» («Nicht Bach — Meer sollte er heissen»). Для современников Бах так и остался «ручьем», незаметным на фоне таких фигур как Телеман и Гендель. Редко гений обретает признание при жизни.
Пройдут века, и для будущих поколений музыкантов имя Баха станет понятием нарицательным. Непревзойденная по сложности темперация его фуг, кантат, прелюдий и ораторий стала символом вершины исполнительского мастерства пианистов, органистов и скрипачей. Со временем величие гения Иоганна Себастьяна Баха заслонило заслуги перед искусством иных представителей рода Бахов, среди которых, однако, было немало одаренных музыкантов, композиторов и исполнителей-виртуозов. Сейчас никто точно не скажет, сколько музыкантов подарило миру родовое древо Бахов. Сам Бах в зрелом возрасте собственноручно вписал в специально заведенную тетрадь «Происхождение музыкальной семьи Бахов» более 50 имен известных ему предков и сверстников, связанных с музыкой.
Божественное вдохновение, озарившее жизненный и творческий путь Иоганна Себастьяна Баха, явилось следствием слияния творческих достижений его музыкальных предков и высшего дара, ниспосланного гению самим Творцом. Бах, будучи потомственным музыкантом, многому научился у своего отца и старшего брата, который воспитывал Иоганна Себастьяна, в 10 лет оставшегося сиротой. Иоганн Себастьян Бах известен всему миру как гениальный композитор, виртуозный органист, выдающийся теоретик музыки. Дарований одного этого человека хватило бы на нескольких гениев. Но Иоганн Себастьян не был единственным в своем роду. Вся фамилия Бахов находилась под покровительством музыкального гения, одарившего благодатью многих представителей прославленного рода. В своем творчестве Иоганн Себастьян Бах пережил музыкальное развитие трех или четырех поколений всех Бахов. Вот что писал об этом Шпитта: «Когда вспоминаешь историю этой семьи, занимающее такое своеобразное место в немецкой художественной жизни, то кажется, что все творчество этих мастеров должно было привести к чему-то более совершенному. И находишь вполне естественным, что в конце концов является Бах: в нем они продолжают жить, в нем завершается определенный период немецкой музыки, воплотившееся в данной семье. От него ничего не исходит, но все ведет к нему».
В истории человечества немало примеров созидательной деятельности профессиональных династий. Но род Бахов — нечто особое: музыканты рождались от музыкантов и сами, в свою очередь давали жизнь будущим музыкантам, многие из которых снискали бы всемирную известность, если бы гений Баха не затмил всех остальных собственным величием. Бах родился в первый месяц весны, а в это время, как считали древние, воплощаются души предков. Талантливые сыновья Баха черпали свое музыкальное вдохновение из того же источника, что и сам Иоганн Себастьян.
Слава Вильгельма Фридемана, «галльского Баха», и Карла Филиппа Эмануэля, «гамбургского Баха», более чем на столетие затмит славу их гениального отца. Судя по всему, на них не сказались последствия кровосмесительной связи Иоганна Себастьяна и Марии Барбары Бах. Фридеман и Эмануэль прожили по 74 года, их гениальный отец прожил на девять лет меньше и скончался в возрасте 65 лет. Именно эти дети дали наиболее жизнеспособное потомство великому роду Бахов. Писатель Ричард Бах — автор знаменитого романа «Чайка по имени Джонатан Левингстон» — праправнук знаменитого композитора.
Сила музыкального гения во всей полноте раскрылась в четырех талантливых сыновьях Баха, чье творческое наследие на какое-то время заставило Германию забыть их гениального отца. На то были объективные причины: Бах писал сложную музыку для своего времени. Техника фортепианной игры вначала XVIII века находилась в стадии развития, — Бах внес огромный вклад в дело превращения клавесина в фортепиано. Его клавирные произведения опережали время, и немногим современникам оказалось под силу исполнение его пьес, фуг и прелюдий. Его произведения ввиду их особой сложности при жизни композитора расходились небольшими тиражами. Издателям представлялось более выгодным издание произведений сыновей, чьи музыкальные взгляды более соответствовали веяниям времени. Таким образом, Иоганн Себастьян Бах оказался более чем на 100 лет забыт своими соотечественниками.
Но сколь талантливыми не были дети Иоганна Себастьяна, его гений не был превзойден ни ими, ни кем-либо еще. Объем творческого наследия великого Баха огромен, — более тысячи произведений разных жанров; 5 полных годовых циклов кантат. В Лейпциге церковная музыка исполнялась каждое воскресенье и в праздники — 259 дней в году, 190 кантат сохранилось.
Его можно разделить на три основных сферы: вокально-драматическую, органную и инструментальную музыку, связанную со светскими традициями.
Бах считал, что стать виртуозом можно только, обучаясь у старых мастеров. Этой точки зрения он придерживался всю оставшуюся жизнь, обучая своих учеников. 
Иога́нн Себастья́н Бах — великий немецкий композитор, представитель эпохи барокко, органист-виртуоз, музыкальный педагог родился 21 (31) марта 1685, Эйзенах, Саксен-Эйзенах. Скончался 28 июля 1750, Лейпциг, Саксония, Священная Римская империя. Бах слышал музыку сфер. Он был последним Титаном в музыке.