Из «Трудовой книжки» Татьяны Некрасовой


IMG_3205

Если начать читать сборник стихотворений Татьяны Некрасовой «Трудовая книжка» с конца, то откроется он частью, названной «Еще несколько слов», которая содержит высказывания и оценки творчестве поэтессы.  Мнения профессиональных литераторов:  Олеси Рудягиной, Алены Бабанской, Михаила Поторака, Олега  Пелипейченко настолько самодостаточны и справедливы, что  остается только процитировать их:

«Ничего подобного в русской литературе Молдавии еще не случалось: поэзия Т. Некрасовой явление уникальное – по обаянию, парадоксальности и концентрации мысли, образности, философскому печальному звучанию, лаконизму средств, и вместе с тем, полифоничности» (Олеся Рудягина)

«Иногда мне кажется что эти стихи – одно бесконечное стихотворение, которое она все время пишет, стихотворение о жизни маленькой, но героической души в негероическом мире» ; «Стихи бесконечно музыкальны, молитвенны, благодаря анафорам и эпифорам» (Алена Бабанская)

«Взять, скажем, книжку Татьяны Некрасовой. Открываешь на любой странице – и перед тобою вдруг открывается жизнь и окружает тебя всякими вещами, а ты их как бы и раньше знал, но какими-то не такими, и теперь узнаешь их заново, рассматриваешь, прикасаешься, зовешь по именам, и они откликаются музыкой» (Михаил Поторак)

«В Кишиневе, где живет Татьяна Некрасова, как и в любом южном городе, экзотика растет прямо на улице, шуршит под проходящими каблуками, слышится в горячем  как ройбуш в фарфоровом заварнике, говоре местных жителей. Из всего этого слепить вкусный и душистый стих может и новичок, но Татьяне, как настоящему мастеру, интересно другое: она, умело используя самые подходящие материалы, волокно к волокну, капля к капле, слово к слову, создает настроение».

Как отличная иллюстрация к вышесказанному – стихотворное посвящение Кишиневу (знаки препинания — авторские)

дачное

там, на задворках Кишинева,

на дальних выселках его,

качается мой сад вишневый,

айвовый, грушевый, сливовый

и огородно-полевой

 

там не бывает  третьих лишних,

а проходящих мимо – тьма,

и звезды самых близких ближе,

и можно трогать их и слышать,

в пространстве отраженья мять –

 

там озеро в пяти минутах,

утиный камышиный рай.

и кажется: нужна кому-то –

земле – в любое время суток,

хоть никогда не умирай.

 

но город терпеливо выждал

на вечном южном сквозняке,

взял тепленькой чужой и лишней

и прихожу в себя под вишней

в небесном синем гамаке

 

Реклама